?

Log in

No account? Create an account

September 13th, 2019

Незаметно съел полтазика мандаринов. Хорошо «идут» под праздник вина в Лидо. Вот только надменная герцогиня разорвала мандариново-итальянскую нить. Во рту вкус лимонов, что кое-где я рвал в Риме. Почти засыпал, но, уходя, М. переключил канал. Попал на французский фильм «Три мушкетера" шестидесятых годов. В Новочебоксарске штурмовали кинотеатр «Заря», чтобы еще и еще посмотреть на «прекрасную» Францию. Мадам Бонасье - хороша, но меня возбуждала порочная Миледи. Когда Атос оголял ее плечо, клейменое лилией, приходил в сильное возбуждение. Ведь негодяйка, а красива безмерно. Добро побеждает, конечно. Сцена гибели Рошфора на скале, среди березок (откуда они во Франции?), возвращала в школьно-девственное состояние. Радуется симпатяга Д'Артаньян с товарищами (грешник по мелочи). Но! Слово (образ) вбит в мозг навсегда: зло универсально, от безобразного - до красивого, манящего, возбуждающего. Оно гнездится, естественно, в женщине. Она есть начало эталонного зла - человек, поскольку представить себе что-либо более противоречивое, несовершенное, конечное, чем человек, трудно. Засыпая, отдал последние всполохи контролируемой мысли Роману Поланскому. «Ребенок Розмари» - Миледи: нет противоречия. Одно и то же, по сути. А уж «Отвращение» с Катрин Денев - попадание в одну и ту же цель: Денев - Миледи. Коротышка Поланский, чтобы выплеснуть невыносимую мерзость ада, которая «выбрала» почему-то мелкого конторского служащего («Жилец»), лепит из мужика подобие женщины. Мерзость явится через специально оформленный «вход» в этот мир.
Во сне грохотал лайнер, приземляясь в аэропорту имени Шарля де Голля. В Париже, в Гранд-Опера, - премьера, то ли балета, то ли оперы. Деньги есть, и в столицу Франции беру с собой Ю.. Страха нет, но какая-то муть растеклась до каждой клеточки. Французы опять сдали свой главный город. Уже мне, одинокому, и с Ю.. Позорище с немцами. Якобы, открытый город. Фрицы топчут мостовые, бьют в огромные барабаны. Лувр. Оставили какие-то средневековые статуи. Остальное рассовали по щелям, недалеко от города. Пустые рамы. Большая галерея, как проспект. Никого. Я и Ю.. Гулко отдаются шаги среди рам, разбросанных по полу. Идет немецкий офицер. Говорит: «Я - смелый".
Во мне - лихость. Громко кричу: «А я русский офицер. Артиллерист. Русских пушек не слыхали, не пробовали?» Немец из тощего превращается в толстого. Усы, борода - все появляется неожиданно. Тоже кричит по-русски: «Какие пушки? Мы с вами воевать не собираемся. Если что, я Наполеона позову. Он ваши пушки знает, пусть расскажет». Ждем Наполеона. Ю. поднимает с поля пустые картинные рамы, прислоняет к стене. Говорит: «Ни одной картины. Что здесь немец ищет?. В других местах копать нужно. Чтобы до нас успеть. Скоро казаки в город войдут». Все исчезает. Мы - у Гранд-Опера. Француженки смуглые, маленькие. Красивых нет. Идем к кассам. Отдаю деньги, получаю билеты: «Партер, пятый ряд», - сообщаю Ю.. Толпа гражданочек, что, молча, напирала на нас, исходит воплем. С одинаковым, корявым, акцентом, словно слаженный хор, заголосили: «У вас есть лишний билетик? Третий день стоим в очереди. Простым людям и в театр попасть не удается. Все богатенькие разобрали. Нам - ничего. До каких пор?» - и все плотнее к нам. Кричу: «В кассах билеты - свободно. Подходите. Всем хватит». - «Он врет, вешает лапшу на уши!» - неистовствует толпа. Ю. надоело, громко: «Чего орете? Город бы свой так от фашистов защищали!» На этих словах появились крепкие парни в черном, в мотоциклетных шлемах, с дубинками. Общий вопль: «Они оскорбили наш народ! Говорят, что мы хуже немцев, сдались фашистам без боя. А-а-а-а!». Успели выбежать в узкий проход между людьми: «Бежим к Сене, там лодка с мотором», - весело подбадриваю Ю.. Теперь на нас сандалии с крылышками. Пробковые шлемы тоже снабжены крыльями. Не бежим, а летим в полуметре над поверхностью мостовой: «Понимаешь, Ю., в чем особенность? Когда опасность становится сильной, нам даны крылышки. Скорость, но высоко в небо подняться не сможем. Крылышки маленькие». Сквозь ветер, Ю. спрашивает: «Нам это от Меркурия или от Гермеса? Мы - греки или римляне?» - «Мы не то и не другое. Мы - русские. Оттого и хитрые приспособления нам даны на время. Наверное, от Гермеса крылышки. Париж - итальянского происхождения. Его ведь римляне основали. Гермес римлянам достался от греков. Только у них он Меркурий». Тут показалась река. Крылышки пропали. Грохнулись в каком-то сквере на траву. Сандалии тоже исчезли. Босиком добираемся до набережной, прыгаем в лодочку с мотором. Завожу. Отходим на середину зеленой, быстрой Сены. Хоть и против течения, но быстро, плывем к Нотр-Дам: «А как же спектакль?» - спрашивает Ю. - «Завтра пойдем, - отвечаю. - Билеты - свободно. Только орать могут. Зря, что ли, деньги тратили?»

Tags:

Деловая переписка

ФЕДЕРАЛЬНАЯ
ТАМОЖЕННАЯ СЛУЖБА
(ФТС РОССИИ)

Депутату Государственного совета ЧР
И.Ю. Молякову


О рассмотрении обращения

Уважаемый Игорь Юрьевич!
Федеральной таможенной службой рассмотрено Ваше обращение в связи с заявлением гражданина Российской Федерации Ю.Ю. Орлова на действия должностных лиц Внуковской таможни, связанные с проведением в отношении него таможенного контроля и возбуждением дела об административном правонарушении (далее - АП) № 10001000-669/2014 по статье 16.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ).
Read more...Collapse )

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner