September 9th, 2019

Питер. 28 декабря 2016 - 7 января 2017. 68

В прошлый раз - сочный баритон. Нынче: нежный женский полушепот (так озвучивала в «Маугли» Багиру Людмила Касаткина) - сладкий и опасный одновременно. Искусительница просит выключить сотовые. Напоминает про Закон об авторском праве: нельзя фотографировать, писать на диктофон, фиксировать на видео. Оставил телефон в рюкзачке, сдал в камеру хранения. В. торопливо вытащил и отключил свой. Тихо говорю сыну: «Все, как в прошлом году. Черная краска, вывернутые внутренности театральных механизмов. В пьесе старуха Марина, нянька, тоже говорит Соне и Войницкому, после отъезда Серебряковых, что теперь все будет по-старому. Посмотрим, сравним с Достоевским». В.: «Декорации такие же бедные. В прошлом году - металлические конструкции. В этом, на перекладинах, висящих над сценой, четыре стога сена. Якобы сельская усадьба, имение».
Билеты дорогие (по четыреста рублей). Сиденья задвинуты в глубокую нишу, под балкон. Впереди трое: девушка с прямыми, словно солома, волосами, крашеными в медно-красный цвет; по сторонам - два молодых мужичка. Один стрижен почти наголо, толст, шея под щетиной затылка собралась складками. Второй - худ. Шея, как у цыпленка, - жилистая, напряженная. Медноволосая хихикает. Толстенький горячо нашептывает: «Чехов боялся смотреть в чужие окна. Мог увидеть тяжелое зрелище счастливого семейства. Динка! У нас - счастливое семейство? Чехов нас испугался бы?» Динка противно кудахчет. Я думаю: «Толстый и ненормально окрашенная. Тут не только Антон Павлович, тут и я бы перепугался от нежностей двух монстриков». - «Саша, не беспокойся. Чего грузишься? - скрипучим голосом просипел тонкошеий. - Чехов не любил смотреть, я - люблю. И Никольский из «Воскресения» поет, что любит бродить один и смотреть в пустые окна…». - «Стас, так в пустыне же…», - шептал в ответ грузный семьянин.
Разговор прервался скрипом, донесшимся со сцены. Это Астров, в парусиновом костюме, начал раскачиваться в кресле. Стол. Старая нянька копошится у стола. Предлагает Астрову выпить водочки… Войницкий, Соня, Вафля, Елена Андреевна, профессор Серебряков с подагрой, Мария Васильевна. В интерпретации постановщика все недолюбливают несчастного профессора. Войницкий вообще дважды стреляет в Серебрякова. Сам он увлекся Еленой Андреевной. Она увлеклась Астровым. Соня переживает оттого, что никому не нравится. В «Дяде Ване» удивляют нестыковки: профессор Серебряков стар, болен, но пользуется успехом у женщин (Елена Андреевна недурна собой). Что ж так раззадоривает дядюшку Ванюшу? Откуда знает, что научные труды профессора бездарны? Соня - некрасивая, забитая - получает (и уже навсегда) бессмертные слова: «Мы услышим ангелов, мы увидим все небо в алмазах… Мы отдохнем».
Труженик Астров, дядька – герой пьесы, ничего не увидят. Астров заявляет: «Наше положение, твое и мое, безнадежно». На сцене - игра не слов, а теней, отбрасываемых словами. Тени пересекаются, накладываются друг на друга, грозно клубятся. Если слово утрачивает однозначность, то все разумное расплывается. В мутных водах «плавают» Блаватские и Гурджиевы. Корень - в пророчествах Кумской Сивиллы, индивидуализированном собрании противоречий, высказанных (или не высказанных) Христом. У Чехова, в его «комедиях», немного смешного, больше страшного. Все собираются что-то делать, но ничего не совершают. Говорят уныло, а запоминающиеся слова произносит еще более унылая Соня. И, хоть что-то, пытается поменять (дела в Финляндии) профессор.
Дворянин Ульянов не занимался Достоевским. Обратился к дворянину Толстому. Мысль: отчаяние миллионов крестьян выразил личным отчаянием Лев Николаевич. Чехов выражал отчаяние не по поводу, а вообще. Жил тогда, когда вера в спасительную силу русской деревни сходила на нет, а рабочий класс еще только зарождался. Его мировоззрение не сформировалось. Астров с индивидуальными трудовыми усилиями: лечу мужиков, развожу сады, сажаю сосенки. Программа нынешних поборников «малых дел».

Деловая переписка

Верховный Суд Чувашской Республики

Молякова Игоря Юрьевича

Жалоба
на постановление судьи Ленинского районного суда г. Чебоксары.
дело № 5-391/2019

Постановлением судьи Ленинского районного суда г. Чебоксары от 23 августа 2019 года по делу № 5-391/2019 Моляков Игорь Юрьевич признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст. 20.2 КоАП РФ, и назначено наказание в виде штрафа в размере 10 000 руб. (десять тысяч руб.).
Collapse )