September 4th, 2019

Питер. 28 декабря 2016 - 7 января 2017. 66

Россия - страна крестьян. Страдания ее, терпение, труд - это деревня, ее народ. Убей село - убьешь Родину с неказистым ее государством. Нет противоречия - нет движения. Сытые, башковитые знают: противоречие - это боль. Работникам, что обеспечивают кровавую жизнь сердцевины существования, вдалбливают: пострадайте - будет вам счастье. Врут. Человек развивается все более усложняющимися столкновениями, несуразностями, тупой дикостью. В России хотели новой жизни, но новое - это всего лишь иная противоречивость. Страна жила тяжелой схваткой крестьянства с хозяевами земли - помещиками. Народившиеся разночинцы использовали примочки-припарки, чтобы уменьшить жар раны - существования. А о чем реально думали? Пушкин, крепостник, в одном из писем 1831 года (в связи с подавлением восстания, на которое лично выезжал Николай I) осуждал Хозяина (так называл царя) за контакт с бунтовщиками. Чернь (это «наше все» - про народ) не имеет права входить в контакт с воплощением Бога. Раз выехал, два - харизма-то и отлетела. Царь - уж не царь, а простой смертный.
Разночинец Чехов (письмо к Суворину): «Толпа думает, что она все знает и понимает; и, чем она глупее, тем кажется шире ее кругозор. Если же художник, которому толпа верит, решится заявить, что он ничего не понимает из того, что видит, то уж это одно составит большое знание в области мысли и большой шаг вперед».
На Западе побаивались «кидаться» определениями разрушительного свойства. Бальзак утверждал, что он лишь секретарь французского общества. Увидел - запротоколировал. Флобер - литераторам: брать пример с естествознания. Нужно бесстрастно извлекать истину. Не стоит увлекаться предвзятыми доказательствами. Есть страшное у автора «Мадам Бовари»: «К людям надо подходить, как к мастодонтам и крокодилам». Не стоит переживать за обломанный рог у одного и разбитую челюсть у другого. Показать - покажем (вот вам братья Люмьер), выводы оставим при себе. Выводы не удержали, проболтались: социализм, рабочий класс - хорошие, буржуи - плохие. У нас (кроме Глеба Успенского, да и тот все о пьяных сапожниках) осваивались быстро. У них о фабриках писал и великий Гюго, и мастеровитый Эмиль Золя. Про буржуев хорошо у Диккенса и Голсуорси, в «Саге о Форсайтах». В России, с огромной скоростью, жадностью, на хлипком идейном плотике добирались в месяцы, в лучшем случае, в годы, до тем, к которым во Франции, в Англии, в Германии подбирались, чуть ли не столетиями. Ницшеанец Горький (Канта, чувствуется, не освоил) «рубанул» по крестьянско-дворянским «разборкам» маленьким романом «Мать». Там - всё, за что впоследствии ругали «производственные» романы. Мелкие ремесленники, купчишки, так называемые «артели» - это было горьковское, родное. С размаху «звизданул» по разночинной интеллигенции (любимый мой Самгин). Русский буржуй - скорый, увлекающийся, хватающий блестящее, как галка (Третьяков накупил голландцев - художников, оказалось - подделка), - тип особенный, не поспеешь. Допрыгался наш фабрикантик до трех революций за неполные двадцать лет. Поспешали за ним идеологи, политики, чиновники. Из писателей - один лишь Горький.
После революции с рабочим человеком (вчерашним крестьянином) в литературе тяжело. Армянка Шагинян («Теплоцентраль»), «Бруски», «Цемент», Вадим Кожевников с Вилем Липатовым пытались что-то выдать про рабочих. Но, разве сравнить советскую продукцию с поздним Маяковским и горьковским романом «Дело Артамоновых»? Великий - Шолохов («Тихий Дон»). Младшие «братья» - Твардовский, Анатолий Иванов, Марков («Строговы»), Василий Белов, Залыгин, Иван Шухов («Ненависть»), Петр Проскурин («Судьба»), Николай Качин («Девки»), Валентин Распутин, Николай Рубцов. Деревенские плакальщики. Как не «поплакать» по отечественным и сопредельным колониям («Сандро из Чегема», «Первый учитель» - тоже о деревне). Абрамов четко вопросил: «Кто виноват»? (не в первый раз на Руси). Так же четко ответил: «Мы! Русский народ». Дальше Чивилихин с его невразумительной «Памятью». У евреев кто виноват, кого пророк Моисей вытаскивал неоднократно из беды? В Ветхом Завете сказано: «Виноваты мы - еврейский народ». Как беда, революция да война - еврей и русский рядом оказываются. Додин верно выбрал «запасной» путь русского авторского театра - беду и вину огромного, сходящего на нет мира, - отечественного крестьянства.

Между прочим

Говорил же: «Небеса ко мне и к Сергею Павловичу Семенову, старым жителям Новочебоксарска, благосклонны». Весь день лило как из ведра, а вечером – дождик кончился».

Деловая переписка

Волжская межрегиональная
природоохранная
прокуратура

Депутату
Государственного Совета Чувашской Республики
Молякову И.Ю.


Уважаемый Игорь Юрьевич!
Волжской межрегиональной природоохранной прокуратурой рассмотрено Ваше обращение о нарушениях природоохранного законодательства в Чувашской Республике.
Collapse )