June 22nd, 2019

Медбрат

Обветшав до лохмотьев, гадаю: «Есть ли кто-то знакомый,
Не почивший и все-таки дышит?
Всяк, в беспамятство впавший, безумьем влекомый,
Всхлип мозгов моих слышит?»

Растревожив чернильницу ржавым пером, раскрываю тетрадь:
Надо память очистить от хлама.
Пальцы трудно согнуть, и придется не спать, от стола не вставать,
Вспомнить все - от успеха до срама.

Тяжело, но придется чернила взболтать, накарябать страничек изрядно
И бесстрашно прочесть, под завистливый недругов лай,
Тем, кто жив, кого знал, кто со мной горевал - им пусть станет отрадно,
Так, чтоб кто-то шепнул: «Старик, зажигай!»

Пусть нам дышится тяжко, а с нами и ты, кислородом больничным,
Жжешь мозгов маслянистую мякоть.
Кто-то есть, полудохлый, невзрачный, но, с видом приличным,
Разгребающий вязкую слякоть.

Озерко - наша жизнь, а смерть - океан, ты же сможешь смягчить неизбежность!
Отрифмуй - забинтуй зуд от преющей кожи,
Пусть ненадолго боль пылающих ран растечется в звенящую нежность,
Станут язвы на розы похожи.