?

Log in

No account? Create an account

June 7th, 2019

Всякий художник - ярко выраженный Сизиф. Объективность, которой он хочет овладеть, - яркий огонек: видать-то его видно, а обманчив - не ухватишь. Ловят, хватают столетиями. Хотя Платон (скрытый пессимист) учил: стремление человека должно быть направлено на идею и познание, не на обладание. Безумие в стремлении загробастать. Не угасить. В итоге - разбитое корыто. Сколько романов написано на данную тему, а все не успокоятся. Будто бы Платон этого не знал. Безнадежно алчному стремлению обладать всем, в том числе и информацией, знаниями, противопоставляя бесплотное - идею и знания, то есть суррогат обладания.
Фабр, среди художественной мертвечины, хорохорится, следует вслед за Сезанном, перехитрившим со своей горой Сент-Виктуар друзей-импрессионистов. Тихоня-бунтарь. Все хотели видеть мир объективно, а он вознамерился добраться до сути, скрытой за красками. Особый субъективист. А все оттого, что субъект имеет «запутанное» сознание. При этом стремится (если он художник) все изобразить, как есть на самом деле, без эмоциональных и рациональных влияний. А надо дать ответ: откуда у существа, весьма слабенького умственно, такое стремление. Платон считает, что источник в эйдосе. Сезанн скромен. У него лысая голова, вид сельского хозяйчика с трубочкой, оттого и уповает на бесконечно разнообразную природу. Упование на эйдос, на природу, на интуицию - называется стилем.
Нам хватало малого. Поет Бернес про «летящий клин усталый» - соответствует коллективным вкусам, воспитывает их. А когда он же, с блатной интонацией, выдает про «шаланды, полные кефали», то тут же превращается в хулигана. Песня не нашего восприятия.
То же с Вертинским. У того манера. Запевает нечто патриотическое, но рычащий на музыкальных поворотах топорик песню «обстругивает» в иное. Высоцкий из той же оперы: «Друг, оставь покурить! А в ответ - тишина». Но чуждый, выбивающийся из традиции, стиль исполнения распахивает путь в «не наше». Стилистическое столкновение одним человеком, в одном творении, разных начал в постижении мира - это не культура. Это бомба. Опасным продуктом удовлетворились, упиваясь. Видим в рычании про «рай в шалаше» проблеск творческой смелости. Опились отравы, и, пьяные, разломали страну. Враг зря радуется. Пытаются уничтожить лучшее из оставшегося. Мудрят. Когда хлынула реклама, а творчество превратилось в бизнес (попутно сделав из произведений товар, чего так боялся Лев Николаевич), стало дурно. Цветное кино - камера: превратила живопись в потаскушку, бросила в подземелье на выживание. Ее стали превращать в «идею». Повседневность, с банками консервов, оформляли в фигуративную образность. Цель - преодолеть разрыв между творчеством и повседневностью. Но особенно популярны те, кто ничего ни с чем не «соединяет», а концентрируется на собственных средствах: холст, его величина, количество краски. Если один творец воплощает в себе разные стили, то это болото (Хрущев, выставка в Манеже, разносная речь на Пленуме). Но творение живописи из себя самой - это не застой, а катастрофа, «поезд», слетевший с рельс от стремительного движения.
Фабр все же ближе, чем Робер Раушенберг, Марк Ротко. Он упорно катит камень подобно Сизифу. Камень рухнул обратно. Он только начал очередной подъем. Сова, у которой из клюва вьется проволока со словами: «Эй! Какое приятное безумие!», напоминает теток из благотворительных фондов: помогают сухарями, старым тряпьем и жидким супом. Все вокруг рушится. Волонтеры того не понимают. Ян Фабр понимает многое. Но выхода не видит. Свои графические рисунки пишет кровью. Один из них называется: «Жук, напившийся крови Фабра».

Tags:

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner