May 25th, 2019

Умирающий

Пугать меня с ходу не нужно,
Нет страха во мне, раздолбае,
В певце, шелестящем натужно
О выгодах сладкого рая.

Там камень непрочен и зыбко,
Развеяно время песчано,
А ведь трепыхался, как рыбка,
В соленой воде океана.

Взвивался, как птенчик, впервые,
С рассветом над замершей чащей,
Взмывал через ветви кривые
Стрелой золотой и свистящей.

Но ленью, как водкой, отравлен.
Угаснуть готов. Но не скоро
Мое покаянье, и сплавлен
Смердеть на гнилые озера.

В груди ощетинились щепки,
Из мяса топорщится кость,
Тяжелая кровь из-под кепки,
В глазах распаленная злость.

Судьбою избит, но не больно
Последние силы терять.
Уже ни к чему, но фривольно
Смогу о любви написать.

Я честен, мне жить неохота.
Зачем же чуть слышимый звон
Мой стих поднимает в полеты,
Коль срок мой ползет под уклон!

Между прочим

Между прочим, в среду рассказывал об Алексее Михайловиче тишайшем. Ничего себе, тишайший! 1648 год - Соляной бунт. 1649 год – Уложение. 1662 год – Медный бунт. 1667 год – начал озорничать Степан Тимофеевич Разин. А в это время две войны – против поляков и против шведов. 1682 – снова стрельцы. 1698 год – царевна Софья и снова стрельцы, чуть было не «грохнули» самого Петра – и чего это я раздухарился? Вспомнили выражение А.С. Пушкина о русском бунте, бессмысленном и беспощадном. Глухенький сказал – не хотелось бы жить в бунташную эпоху, да видно, придется.