May 24th, 2019

Питер. 28 декабря 2016 - 7 января 2017. 4

В городах люди (по национальным или экономическим причинам), уважающие себя, изжиты или никогда не появлялись. Так называемые маршрутки - это пассажирские «Газели», производимые для нищих стран. В городишках, где пассажир не уважает себя, действует правило: «и так сойдет». Набьется в микроавтобус народишко, словно сельдь в бочку, мучается. Согревает мысль: зато доеду, пусть и за большую плату, чем в троллейбусе. Татары скажут: «А вот так - не сойдет. Мы, татары, не дрова, и ехать нам требуется по-человечески». Кто он, водитель маршрутки? Вкалывает с пяти утра до десяти вечера, не высыпается, не питается нормально. О медосмотре перед выходом в рейс речи не идет. Беден. Жаден. Суетлив. Рвет, как собака, денежку у законных автобусов, трамваев, троллейбусов. Холоп, к тому же. Перед хозяином скотовозки прогибается. Убогие тележки разбиваются. Горят. Куча народа гибнет, остаются инвалидами. Истинные хозяева «маршруток» - хамы, жлобы. На человеческие жизни - наплевать. Да и зачем жалеть людишек, которые не требуют наведения порядка в жизненно важной сфере, а покорно суют голову в петлю: повезет - не повезет. Нехорошо. Татарский народ не таков. И ленинградцы не таковы. И москвичи. Чтобы в Ленинграде, где пока не разучились делать подводные лодки «Варшавянка», а по улицам гулял Александр Сергеевич, по Невскому «шмыгало» шакалье на колесах! По всему городу - нормальные автобусы, троллейбусы, трамваи.
За окном троллейбуса №10 плывут разноцветные кривые буквы - название книжного магазина - «Буквоед». Страна разделена торговыми сетями на зоны влияния: бензозаправки, «Пятерочки», «Магниты». Поделены «книжные» территории. В Ленинграде буйствует «Буквоед». В иных местах - «Читай-город». Рынок. Он особенно мерзок в писательской среде. Бумажные труженики со злорадством изжили класс литературоведов, корректоров, литературных критиков. Солидное издание, автор, а текст нашпигован грамматическими ошибками. Уважаемого профессора спрашивают: «Править и вычитывать будем?» Профессор (Кара-Мурза, левак и патриот): «Дорого! Сам грамотный. Обойдусь». Приличная книжка без ошибок стоит, как цифровой фотоаппарат. Улицкие, Дины Рубины из Израиля - на вес, по цене макулатуры, что весьма справедливо в отношении вирш дядьки с фамилией Гришковец. «Буквоед» - не храм книги, а дешевый балаган. Канцелярские товары, открытки, клейкая лента, елочные игрушки. Можно поесть. По книжным закоулкам тянет запахом жженого кофе и масла, на котором не раз приготовлены пончики.
Держится «Дом книги», но и он в последние годы все больше обрастает хламом, как ржавая баржа ракушками. Мало мысли, много слов. Дарья Устинова (Донцова?) - вот та страшненькая баба с близко посаженными глазками. Ну, крашеная блондинка - забыл ее имя. Дикие люди - искатели золота. Намывают песок желтенький. Писательская суть - та же. Намывают крупинки удачных фраз (не обязательно умных). В забегаловках, подобных «Буквоеду» («Читай-город» выглядит приличнее), зреет восстание писательских масс. Восстание есть революция, если совершается небольшими идейными коллективами. Бунт - бурное возмущение временно объединившихся одиночек, составляющих толпу. Среди кропающих жадюг, ненавидящих друг друга, роющихся в дикой породе звуков, зреет вопрос: кто виноват? Раньше – чин чинарем: поэт в России больше, чем поэт. Союзы, фонды, известность, серьезные интриги, дома отдыха, денежка. Сейчас поэты на хрен не нужны. Они не просто меньше, чем поэты. Они даже не «поколение дворников и сторожей». Так кто виноват в том, что людей лишили главной сладости – славы (или стремления к ней)? После Октябрьской революции хотя бы «Серапионовы братья» были. Нынче - ни одного приличного объединения. Лишь склоки из-за помещений, которые можно сдавать в аренду. О цензуре и речи нет - придумывай, что хочешь, Интернет бездонен. Там все с классиками разбираются. Толстой Лев - безграмотен. Лев терпеть не мог Федора, а Федор – все про умирающий Запад, хотя в рулетку просаживать гонорары мотался в Баден-Баден. Прицепились к Александру Сергеевичу. С какой стати он «наше все»? Вот Булгарин гений, да раскрутить его было некому? «Анчар» - стоит «один» во всей Вселенной. Тогда отчего он «часовой», да еще «грозный»? Кого боится? От кого охраняет? От самого себя? Преет вакханалия косноязычия, упрощения, гибели языка. Маршрутки-скотовозки – из того же ряда. Никто не желает порядка. Одни клоунские вывески - «Буквоед». Обжираются буковками, как «ананасами в шампанском».

Деловая переписка

Управление Роспотребнадзора по Чувашской Республике - Чувашии
Чебоксарская межрайонная природоохранная прокуратура

Депутата
Государственного Совета Чувашской Республики
Молякова Игоря Юрьевича


Обращение

В деревне Шомиково Моргаушского района Чувашской Республики большая куча мусора «спряталась» под цветущей черёмухой недалеко от перекрёстка на улицу Пошкары.
Прошу разобраться с данной проблемой.

С уважением,
И.Ю. Моляков