May 12th, 2019

Пьяная

Красиво, чтобы сильно не обидеть,
О женщине подвыпившей гласят:
«Она - вода, не помнить и не видеть
Ей суждено, пусть ржут и гомонят».

Все от тоски, замешанной на скуке,
Она нам в грудь, и в ребра, и в глаза,
Притом все так же - голова и руки,
Слегка различны тембром голоса.

И все ж она иная, там, с изнанки,
Когда молчит иль пьяно голосит.
Различье не постигнуто, но в ранки
Мне всыплет соль и с ядом учудит.

Года идут, подруга непонятней,
Лишь там, внизу, все манит, все зовет.
Сдаюсь врагу. И, психа неопрятней,
Промахиваюсь ложкой каши в рот.

Да вот и он, источник наслаждений,
С годами тихо сохнет и зачах.
Угрюмый гул стыда и охлаждений
Свирепо зреет в чувственных сетях.

Когда она все яростней, хмелеет,
Впадая в крик, становишься иной,
Души водица мутно зеленеет,
И тянет в топь, сомкнувшись надо мной.

Заметки на ходу (часть 368)

Поселили в бараке на краю леса. Рядом изба с печью, на которой студенты сушили фуфайки и куртки. В столовой хозяйничали сами – нашлись стряпухи, они и готовили. Колхоз давал мясо, крупу, макароны, постное масло. Ну а картошки было – завались.
Collapse )