?

Log in

No account? Create an account

April 10th, 2019

Копии документов под стеклами. Стекла - в массивных бронзовых рамах. Раму за рамой можно перекидывать с трудом: тяжелые. В середине восьмидесятых прошлого века подобные обрамления считались делом достойным. Не удержишь «страничку», - лязг будет, как от столкнувшихся вагонов. Много в рамках документов с «летящим» почерком Владимира Ильича. Схожесть с пушкинским почерком. Только у Александра Сергеевича строки ровнее. У Ленина слова написаны размашисто, крупно. Один абзац может занять целую страницу. Вождь все время что-то пишет, склонив над листком крутой лоб. Несколько дел сразу: следит за процессом, анализирует, переживает, заносит обдуманное на бумагу. Впечатление: один в гуще заседающих, галдящих, а «ушел» в себя. Спроси - уже услышал, продумал, есть вариант решения.
Рамы со стеклами прочны, словно слова, написанные гением. Ветром не сдует. А они бьются из-под огранки, прогибают их. Еще немного, все будет разбито, чайки, стрижи, ласточки букв взмоют ввысь, исчезнут в распахнувшемся потолке. Правки цветными карандашами. Рассказчица подчеркивает: всегда выдвигал альтернативные решения. Говорили: «забьем» меньшевиками, правыми эсерами. Профсоюз железнодорожников требует своего - многопартийности. А Ленин: 600 тысяч рабочих, служащих железных дорог. Единственное, что связывает Россию в одно целое. Можно не прислушаться к меньшевикам, но не к «Викжелю». Нужно уважить. Заставил: правительство с участием эсеров, как и хотел самый передовой профсоюз. За портфель не держались. Привилегий нет (одна сушеная рыбешка, кусок хлеба, морковный чай). Не согласен - заявление на стол и добровольная отставка. Но замена ушедшего - из той же партии.
Комбеды. Решение о проведении Учредительного Собрания. Выбрали эсеров (деревня), меньшевиков (разночинцы). Большевики не успевали с агитацией. В начале января восемнадцатого, ночью, после того, как фракция коммунистов-ленинцев покинула зал заседаний Таврического дворца, Ленин сидел в дальней комнате, ждал. Короткий срок, а судьбоносных моментов - невпроворот: апрельские тезисы, июльская демонстрация, подполье, корниловский мятеж, октябрь, превращение правительства в коалиционное, учредилка. Что дальше - неизвестно. Но он выжидал. В зале заседаний бушевали страсти (резолюция большевиков отклонена). Крыленко. Известная фраза Железнякова: пятый час утра, караул устал, приходите завтра. Наутро пришли - замок. Демонстрации по Питеру: пустить депутатов в зал. Хождения неорганизованные, разношерстные. В основе - отсутствие вооруженной силы, готовой защитить поборников абстрактной демократии. У большевиков – боеспособный костяк. К концу путешествия по залам затеял с тетушкой дискуссию. Она: «В ночь Учредительного Собрания Владимир Ильич не знал, что делать». Я: «Знал: не «дергаться» в критический момент». Вот оно, предательское, тяжеленное существо «настоящего» - его проживание. Секунды превращаются в часы. Время - пружина: сжимается, разжимается. Дыхание времени может быть омерзительным, как смердящие выдохи больного раком желудка. Кто правит настоящим - овладевает прошлым. Тяжело править! Не людьми - собой! Многие не выдерживают. Ильич выдерживал. Страшно, а он, в ужасном напряжении, умел «править» собой. Солдатские полки, рабочие дружины, матросы не кинулись на защиту господ интеллигентов. Выбрали сторону большевиков. Толпа пошумела, разогнали ее. Вот, Ильич, наше тебе доверие. Но вручаем тебе его на очень короткий срок.

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner