March 5th, 2019

Москва. 27-29 октября 2016 года. 35

Островский, в школе, начался с «Грозы». В памяти Александр Николаевич поселился с семьдесят четвертого года. Ходили с матерью в Малый театр Союза ССР на «Лес». Перед желтым зданием театра - необычный памятник: грузный мужчина в халате «осел» в просторном кресле, задумавшись. Будто по голове ударили тяжелым - он и опустился, склонил бородатое лицо мудреца.
Есть классы, есть сословия. Ленин, конечно, гений, но сословия дворянского (не «попрыгунчик» Троцкий). Ленин - мудр («Апрельские тезисы»), Троцкий подвижен. Кто ближе к пьесам Островского? Конечно, Ленин. Владимир Ильич знаменит не только Октябрем, а и тем, что в председателях правительства сумел погасить русский бунт - бессмысленный и беспощадный. Уважил крестьянское сословие (союз рабочего класса и крестьянства, декрет о земле, комбеды). Сословия использовал. При нем начал действовать патриарх Тихон. Церковь отлучила Толстого от православия, а крещеного, венчавшегося в церкви Ильича - не отлучила. Придурки-агитаторы могут сколько угодно трещать о расстрелах священников по указке Предсовнаркома. Как верующих и служителей церкви никто их не трогал. Если же гражданин поп помогал или лично участвовал в вооруженной борьбе против власти (Ю.Олеша «Ангел») - то где ж тут зверство? С комиссарами тоже самое делали. Расстреливали кронштадтских матросов, а в восемнадцатом году - рабочих Ижевска, поднявших под предводительством эсеров бунт. Православие учит: всякая власть - от Бога. Не с властью нужно бодаться, а с нечистым. Смиренных священнослужителей Ленин привечал, вел с ними беседы. В январе восемнадцатого года патриарх Тихон (гражданин Белавин) осуждал большевиков за кровавые расправы пролетарских диктаторов. Но по случаю смерти их вождя сказал: «…Всякий верующий имеет право и возможность поминать его. Идейно мы с Владимиром Ильичем Лениным, конечно, расходились, но я имею сведения о нем как о человеке добрейшей и поистине христианской души». Про государство Белавин рассуждал: «…В гражданском отношении мы должны быть искренними по отношению к Советской власти и работе СССР на общее благо, сообразуя распорядок внешней церковной жизни и деятельности с новым государственным строем».
Механицизм мысли был чужд и патриарху Тихону и В.И.Ленину. Ильич знал, что разрушение старого мира тяжело. Но тяжела и ежедневная рутина, которую называют обывательщиной. Обыденность присуща притеревшимся, за столетия, сословиям. Сословность не менее важна, чем социальное потрясение. Ленин же ломал сословность, широко распахнул «ворота» в новую жизнь для нищих, ранее бесправных. Но где центр обыденной скуки как важного социального элемента? В провинциалах, нахлынувших в Москву (тянулись в «сердце России» «колбасные» электрички). Колбаса в провинции была. И молоко, и яйца. Не было «уходящей» России.
Кто тот гений, что впитал в себя безусловность сословности? Несомненно, Островский. Не Толстой, не Достоевский. Частично - Чехов (на обломках старых порядков), во многом - Соллогуб. Не Горький, не Леонид Андреев, не Куприн («Яма»). Лесков («Леди Макбет Мценского уезда») и Короленко. Как бы ни был революционен Ильич, его консерватизм крылся в поощрении модернизированной сословности. Штаб большевиков размещался не в здании таможни, биржи, ресторана с номерами. Дворец Кшесинской. Есть здесь некоторый изящный «выверт». Не любил Ленин экспериментаторов от искусства. Того же Маяковского. Но кино поддерживал: искусство хитрое, скоростное, соответствовало времени. Ему нужна глубина Толстого и Бетховена (консервативная мать). Прямолинейность, «цинковый скрежет» Мейерхольда и Малевича чужд ему. И «Гроза» -Островского, уроженца замоскворецкого. Яблоневые сады Симбирска похожи на замоскворецкие. Стиль жизни Александра Николаевича - вольный. Отец, выбившийся в люди чиновник, неплохой адвокат. Мечтал о том же для сына. Отучившись два года в Московском университете, Саша забрасывает занятия. Отец тащит его в контору – а ему неохота. В арбитражном суде - пресно. Но там-то молодой чиновник и прочувствовал «москвичей» во всей красе - жадность, лживость, черствость, жуликоватость. Островский проявил недюжинную сметливость, блестящую память, позволившую сплести людские судьбы в прихотливые узлы сорока семи пьес.

Деловая переписка

МИНИСТЕРСТВО юстиции
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
(МИНЮСТ РОССИИ)

Депутату
Государственного Совета
Чувашской Республики
И.Ю. Молякову


Уважаемый Игорь Юрьевич!
Департамент экономического законодательства Министерства юстиции Российской Федерации рассмотрел Ваше обращение, касающееся разъяснения положений Лесного кодекса Российской Федерации в части определения понятия «валежник» и организации сбора валежника, и сообщает следующее.
Collapse )