February 27th, 2019

Москва. 27-29 октября 2016 года. 31

Не верю болтунам: Щедрин - не Корелли, не Джиганте. Загадка живописца в «растворении» России в итальянских глубинах. Говорим: русский в Италии, а что до «итальянцев в России», то это - участие жителей Апеннин то в войсках Наполеона, то в армаде Адольфа. Пошловатая комедия Рязанова (и сам кинорежиссер понял) «Приключения Итальянцев в России» - вот все, что о них в наших краях жестоких морозов рассказано. Не имею в виду Росси, Растрелли: те довольно скоро, усвоив нравы и привычки, обратились в русских. Гоголь, Щедрин, Иванов, первопроходцы русского романтизма среди русских дубов, испугались сами, что наделали. Брюллов, Иванов, Гоголь вернулись на Родину. Печален итоговый отрезок их жизни на родине! Брюллов - своенравный, маленький, носивший обувь на высоких каблуках, стремительно пробегает по коридорам Петербургской Академии художеств. Не любили заезжую знаменитость, придушили в стоеросовых объятиях отечественной чиновничьей интриги. До сих пор грустным эхом звучит в пустынных переходах дробное эхо каблучков гения.
Щедрин скончался в тридцать девять лет. Разъезжать было некогда (ни поездов, ни самолетов). До щедринской плеяды пейзажи создавали по памяти. Расчертят на холсте план - и малюют по нему. Щедрин - мастер и первооткрыватель русского пленэра. После - импрессионизм, реализм. Сильвестр Феодосиевич выбрал второе направление, немало потрудился для передвижников, для свободы в искусстве.
Магическая сила с самого детства влечет меня к пейзажисту-уникуму. Папа его - известный скульптор. Сам, с одиннадцати лет, в Академии. Перед Отечественной войной (1812) Академию заканчивает с Большой Золотой медалью. Но - война. На Запад выехал лишь в 1818 году. Первый этап - Рим, виды Колизея и Форума. Неповоротливая работа с цветом при наличии прекрасно выстроенной перспективы. Фон тяжелый, коричневатый. Картина пишется не с натуры, а по памяти, при уже размещенном карандашом рисунке. Этап второй - водопады, фонтаны Тиволи.
Прорвало. Пишет прямо на улице. Играет цветом на пару с сочной южной природой. У нас зимой - не забалуешь. Мрачно. Федотовские огоньки в деревенских избушках. Темень («Анкор, еще анкор»). Новая манера требует бонусов, иначе не сдюжить. Пригодилось южное солнце. Картины неплохо продаются. Материальный груз снят, и пленэрное «начало» представлено у россиянина по полной. Как пишет он листву, камни, водяные брызги! Буйствует природный колорит. Свет (знаменитые щедринские веранды с людскими фигурками) ложится через мозг, руку, кисть живописца на мертвенно-белый, загрунтованный холст.
Заказывают копию. Щедрин выходит на улицу, сажает рядом с собой заказчика и не копирует, а заново создает понравившийся клиенту вид. Снова, потрясающая по точности, прорисовка каждой трещинки, щелочки, впадинки на камнях. Заказчик наблюдает, как нежно «дышит» каждый листочек, и понимает - обмана нет, русский чудодей зарабатывает честно. Для западного человека, родившегося там, где открылись первые банкирские дома, нет более высокой радости наблюдать, что деньги отдаст за стоящее, созданное при тебе. Мир виртуальных знаков, векселей, акций, закладных исчезает, словно дым. Остается классическая простота: труд - вознаграждение. Живописец - не в накладе.
Как музыкант, он повторяет ту же гамму. А гамма - ноу-хау, живое письмо на открытом пространстве.
Третий этап - Неаполь. Вершина творчества и пленэр, и роскошество романтизма - вещи невеселые, тяжелые. Романтики - Шопен, Шуберт, Бетховен, Шиллер, Гете, Гелдерлин, Байрон. Великие. Возрождение: человек - царь природы. Просвещение: прогресс знания в основе человеческой мощи. Романтизм: внутренний Космос. Человек - на краю внутренней бездны. Противоречия. Переживания. Страдания. Начало сомнений в человеческой уникальности не из-за непостижимости мира внешнего, но из-за невозможности разобраться с миром внутренним. Схемы человеческого: живем в настоящем мгновении. Все остальное - зыбко. Прошлое - прожито, отдано во власть не акта, но мнения. Будущее - самое печальное (какой уж тут «научный прогресс»!). Оно - неявственно. В его неопределенность укутана смерть. Придет либо через мгновение, либо по прошествии десятилетий. От нас - не зависит. Наращивай сколько хочешь мышцы, а бессилие - принципиально.
У Щедрина нет бурь, ветров. Вода спокойна, мастерски наложенные плиссировки. Ленивые рыбаки. Малая гавань на Капри. Большой неаполитанский залив. Но отчего так грустно перед полотнами пейзажиста. Что таится на втором, третьем плане? Темы разные у Щедрина, у Шишкина («На Севере»), у Левитана («Над вечным покоем»), но слезы катятся из глаз одинаково. И горько, и сладко на душе. Так же грустно было умнице Сперанскому, из Питера отправляющегося в Пермь.

Деловая переписка

Министру культуры, по делам национальностей и архивного дела Чувашской Республики
Яковлеву К. Г.

Уважаемый Константин Геннадиевич!
26.09.2016 г. ООО «Аспект» на основании договора купли-продажи объекта недвижимого имущества № НИ-02 было приобретено на праве собственности нежилое здание Главного производственного корпуса, входящего в состав имущественного комплекса ликероводочный завод «Чебоксарский». Данный объект недвижимости является объектом культурного наследия регионального (республиканского) значения, памятником архитектуры, в соответствии с Постановлением Совета Министров Чувашской АССР от 23.10.1990 г.№ 299.Действующее законодательство четко устанавливает, что при продаже памятника культурного наследия обязательными являются охранные обязательства. Соответственно, это становится обременением права собственности, согласно которому владелец памятника должен нести бремя содержания и сохранять объект культурного наследия, то есть совершать какие-либо действия, которые могут причинить вред и повлечь утрату памятником своего значения.
Collapse )