February 7th, 2019

Москва. 27-29 октября 2016 года. 17

Музыка - пошлая, выражения лиц артистов - отсутствующие. Во вздохах, шепотах входящих с мороза делегатов всплескиваются нервные смешки, наигранные приветствия. Музыка потрепанного войска. Ей надо соответствовать. Гул - хозяин. В тихой какофонии побитых не стоит излучать постоянный оптимизм. Но не следует бродить с рожей самоубийцы, сорвавшегося с веревки. Терпеть не могу некоторых. Ощущать присутствие таковых - тяжелая работа, но ее нужно делать ради сохранения различных нажитых капиталов. Вот О.. С какого рожна дался? Но необходимо шутить с ним, с марийской женщиной, что видел завтракающей с утра капустными листьями. Хвалю вегетарианку: «С утра, дорогая, постройнела. Учил - ешь бахчевые. Прислушалась, и результат мне очень нравится. Так держать!»
Со стороны соседки ответная шутка, приглушенный хохоток. Разговор ее с О., как всегда, о деньгах. У О. обычно: нет денег. Я не при деньгах. Оттого и печальный. Женщины вьются вокруг других, чувствуя, где горячо. Мне, при некоторых умениях - вторые планы и отвратительная пахота, конца ей не видно. Пожилые дядьки в желто-красных шарфиках, на дамах, проводящих много времени в дороге, наряды с некоторым налетом несвежести. Они по-особенному приближаются друг к другу. Будто боевые фрегаты с распущенными на ветру стягами. Могут долбануть, возможно мирное расхождение.
Направо от входа стена покрыта золочеными табличками: выдающиеся исследователи земных и морских недр. Рядом с великим князем - М.. Много лет искал урановую руду в степях Монголии. Под стеклами витрин солидные куски пород, которым цены нет. Нефрит не только зеленый. Разные цвета, оттенки. Добродушный слоник из внушительного обломка светло-зеленого камня, а рядом белый зайка, пухлый, округлый. Этот из мутно-светлого кварца.
Наименования двух тысяч косточек в человеческой башке. Мудрены названия растений. Не менее разнообразен каменный мир. Выучить названия природных «закавык» возможно только по молодости. Сейчас – возраст не позволит. «Вибрирующие» существа (человек) недолговечны, легко портятся. Вонь. Безобразие. Симпатичный слоник каменно добродушен. Человечишку он перетерпит не по одному и не по сотне сроков.
Ценности за стеклами. Можно бездеятельно любоваться на шлифованный диабаз. Удовольствие побежденного раба. Возмутительна наглость камня. Дробятся природные раритеты. Гравий крупного дробления. Консервированный звон стреловидного графита. Он блестящ и черен.
Поразили серые камни (хакасский гранит?). Отшлифованы, сверху продавлены неровные овальные углубления. Десятки тысяч лет вода долбила по капле и - вот итог. Название остекленного экспоната - «Вечные камни».
Вокруг, с озабоченными лицами, ходили женщины, мужчины. Запоминающиеся фотографии. Зверски, кровожадно красиво на Севере: распухшее от мороза солнце, каньоны, источенные ветрами скалы, языки ослепительно белого снега. Нет бы на юге такую красоту! Есть чудеса и там, но «в довесок» - дикие племена, плохо поддающиеся обучению. Под крупными звездами Оймякона – пусто, вселенисто. Чукча пасет оленя, курит трубочку, вырезает полярного волка и белого мишку из китовой кости. Хороши черно-белые фотографии: елка, поваленное дерево, молодой геолог пишет в тетрадке. Кирзовые сапоги, фуфайка, полевая сумка. МИ-8, белый, в черных подпалинах, выгружает на снег беспощадно сверкающие деревянные сундуки. Полотно из брезента, костер, девицы в свитерах, бородатый паренек бренчит на гитаре. Суровые, полезные всем люди. Не болтаются по барам стандартных отелей, не курят кальян через мундштуки, промывая сизый дым сладкою водой. У них - «беломорина». Вершится глобальная неудача, люди с фотографий вскрывают гнойник, который меня уже не мучает. Мещанствующий релятивист - вот я. С пробуждением толкутся мысли бессистемные. Обрывки, осколки. Классика Ренессанса. Выбираю идеальную бесплотность, совершенные формы. Содержание (как у всякого обывателя) вызывает страх. Я, убогий, подло предполагаю, что сути явления нет. Нет и морали. Бескультурье чистоплотности. Аккуратность хирургического скальпеля, дистиллированной водички. Мой дом - модернизм эпохи убогих эпигонов. Сам таков. Надо - скачусь в постмодернизм, хотя за это не заплатят. Ницше, Ван Гог, Эмиль Нольде талантливы. Все одно: последствие их деятельности - фашизм, разврат. Мещанин радует: осколочность сознания позволяет почуять опасность раньше других и слинять без ущерба для репутации. В гражданскую гибнут другие. Выживают Эренбурги.

Мелочь, но неприятно

Чувашский народ хлебосолен. Последние двадцать лет подлое время по-особому распоряжается и хлебом, и солью. Простому народу фига, а весь хлебушко – большому начальству. Целуются, обнимаются бюрократы в погонах и без погон с диким ущербом для простолюдина. И ждать от этой братии чего-то хорошего не приходится. И хлеб сожрут, и не забудут обильно посолить.

Деловая переписка

ПРОКУРАТУРА ЧУВАШСКОЙ
РЕСПУБЛИКИ

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики
Молякову И.Ю.


Уважаемый Игорь Юрьевич!
Ваше обращение на действия администрации г. Чебоксары рассмотрено.
В ходе проверки установлено, что обращение от 04.07.2018 в администрацию г. Чебоксары не поступало.
Collapse )