January 30th, 2019

Москва. 27-29 октября 2016 года. 11

С неба микроскопические снежинки. Отстреливаемые с туч, секут лицо. Вальяжно ходят грузинские сторожа. Люди в одеялах, как вулканы - парит с дырок над головами дыхание и чай. Снег неожиданно прерывается. Кофе кончился. Раздатчица громко сообщает об этом толпе не без доли некоторого злорадства. Сколько денег можно заработать, продавая горячее в таких очередях! А здесь, видите ли: гостеприимство столичное. Арабчата переключились с предводительницы на меня. Сверкая глазами-маслинами, один сказал на ломаном русском: «Ка-ва-рай-ти. Карашо!» Я: «Не поймете. Слушайте вашего руководителя». Отвернулся. Ребята больше не приставали. Отчего-то перестали мерзнуть ноги. Оттого, что во мне всколыхнули гордыню, признав рассказ о масляных красках интересным?
Температурный режим тела укладывается в смехотворный зазор. Чуть большее пространство оставляет температура, атмосферное давление. Появился человечек. Находясь в темнице природных условий, посаженный на «цепь» телесного тепла (36,6°), он обратился к мозгу. Обнаружил способность проникать в дверку фантазии. Замах: Бог (Христос) - насекомое (Кафка). Вольтер заявил: земля - комок грязи, по которому ползают и пожирают друг друга насекомые-люди. Чем подкупило христианство? Обозначило верхнюю, божескую, грань. У греков схема иная: люди - герои - гении - боги. До богов не добраться (отсюда и греческая философия, музыка, математика). Немного гениев среди людей. Гениальность - смелость рацио. Герой может быть глупым. Христианство же распахнуло двери самолюбию, гордыне. Человекобог. Почему мраморные тела? Боялись гениальности. За ней - пропасть. Сосредотачивались на скульптурных героях. Глаза - пустые, безразличные. Для живописи подходили в качестве декорации. На христианских сюжетах выросла европейская культура. Нет бога - все позволено. Не так? Все позволено, если появился Христос. Прорвало. Итог - масляная краска и сольфеджио. Понеслось! Все связано. Живописцы «выволакивали» человека в первый ряд - ярко, незабываемо. Протестантизм без масляной краски. Разделение на честь и бесчестие. Силу и слабость. Мораль и аморальность. Странные умозаключения посещают отдельные головы: непорочного индивида можно гнобить, но не обесчестить. Но, если человека не собираются бесчестить, то чем подтвердить непорочность? Только долготой отсутствия грязных использований.
В узких рамках развиваются языки. Но мозг - один. Появилась масса языков – легче добраться до смысла. Делать то, что нравится, - редкое явление в давние времена. Физический труд безмерен. Размышлять, чувствовать времени не остается. Тяжелых усилий меньше, казалось бы, больше свободы. Ан нет! Всего лишь больше лени, безделья. Есть счастливцы, играющие с сокровищем своего духа, - поэты - беспрерывно трудятся над словом и не замечают времени. Свобода! В пятнадцатом веке мало умеющих читать, но видеть красоту люди научились. Красота не требует разъяснений, как добродетель. От этого прекрасное по форме может быть ужасным по сути. И его тоже не нужно обосновывать.
«Подползаем» к дверям. Копия «Мыслителя» Родена затаилась в углу. Голый, согнутый титан задумчив, но сегодня как бы насмехается над мужиками, завернутыми в одеяла. И вот - благословенное тепло. Через пять минут духота. Распахиваю пальто, шарф, скребу взмокшую грудь. Очередь в кассу свернулась, как змея, клубком. За порядком наблюдают приземистые женщины в черной форме с желтой надписью на спине: «Охрана». За вход на выставку Рафаэля нужно доплачивать. Знают: Рафаэль, холод, толпа, отдадут любые деньги (не скажу какие, чтобы не пугать читателя).
Внизу ожидание. Все места в гардеробе заняты. Если кто-то придет с осмотра, возьмет одежду, тогда сдавай пальтецо. Гул колышется тяжело в пластах тяжелого дыхания. Урбинский мастер, вдруг вспомнилось, умер от лихорадки. Надышусь отработанного воздуха, возьмет лихоманка - помру. Такой «Рафаэль» из трех очередей не нравится. Сдерживаю раздражение перед выдающимся событием. Что там написал кардинал Бембо для склепа великого художника? - «Здесь покоится Рафаэль, при жизни которого мать всего сущего - Природа - боялась быть побежденной, а после его смерти ей казалось, что и она умирает вместе с ним». Большего богохульства и придумать сложно.

Деловая переписка

Прокурору Чувашской Республики
Государственному советнику юстиции 2 класса
В.М. Пословскому

Депутата Государственного Совета
Чувашской Республики Молякова И.Ю.

Обращение

Уважаемый Василий Митрофанович, руководство МРЭО, отвечающее за экзаменационную деятельность, и сотрудники экзаменационного подразделения МРЭО продолжительное время (наверное, с начала преобразования Милиции в Полицию) незаконно допускают к сдаче экзаменов лиц на категорию «D», не имеющих категории «С» и прошедших переподготовку в какой-либо автошколе с «С» на «D» одновременно с переподготовкой с «В» на «С».
Collapse )