December 8th, 2018

Пункт назначения

В нечистом хламе городов
Давно не распознать,
Как рвется плотный мох лесов,
Им гнить и умирать.

Мелеют реки, топь болот,
Укрыла жижей смерть.
Поганый ветер тупо гнет
Косы сухую жердь.

Я вонь кончины заключу
На память в склянку сна:
Усну, от страха закричу,
Очнусь, решив: «Она».

Омыта серым рябь берез,
В канаву слита муть.
Застрял рассохшийся обоз,
Забит травою путь.

Хозяйка черного гнилья
Распад мой тускло зрит.
Косою звякнет, значит - я,
Когда - не говорит.

Уж лучше быть мне не живым.
Живому мертвецу
Приятен свалки сизый дым
И сизый цвет к лицу.

Старухе вечной дела нет,
Отточена коса.
На шее взрезан тонкий след -
Прямая полоса.

Кровавой юшкою пунктир
Дырявит сонный бред.
В повозке ехать мне в сортир
Дорогой в тыщу(?!) лет.

Мелочь, но неприятно

Декабрь. Народу все больше. Заготовки кончились, вот и идут на прием. Публика разная. Тамара Арсеньевна Манаева жестко «побеседовала» с весьма напористой гражданкой, уверявшей, что каждому из присутствующих Российская Федерация должна по 800 тысяч рублей (якобы были нарушены принципы правопреемства РФ по отношению к СССР). Активистка уверяла: знает, как получить эти деньги. Надо только сдать по 200 рублей. Ну, Манаева ей и показала эти 200 рублей. «Сдуло» гражданочку.