October 11th, 2018

Москва. 25-28 июня 2016. 3

Возник проводник. Годами езжу, но юноша в этом качестве явился во второй раз. Серый китель, брюки полувоенного образца. Можно цеплять погоны, шевроны на рукавах есть. Крахмально-белая рубашка, галстук с небольшим узлом и красной эмблемой ж/д фирмы. Молодой человек тощ, приблизительно подогнанный костюм мешковат на тщедушном тельце. Несерьезная шея, огромный кадык. Ворот рубахи великоват, узелок галстука проводник зажимать не хотел: сморщится воротник. Шишка кадыка перекатывалась по трубке шеи свободно - за ворот к груди и обратно. Юноша опасался брить шею (боялся случайно перерезать тоненькое горлышко?). Щетина черная, обильная, неровная. Сильная растительность оставалась на красной коже в районе шишковатого кадыка. Высоким голосом проводник объявил, воображая себя мажордомом: «Ужин. Греча с биточками. Вода. Галеты. Баночка джема. Упаковка масла. Или - все то же, но только курица. Гарнир - макароны». - «Видимо, так выглядят аисты, приносящие новорожденных с болот», - думал я.
Мужик с засоренными порами шутливо провозгласил: «Овсянка, сэр! Ты, парень, как слуга из фильма про собаку Баскервилей. Будь проще. Все свои. А билет утром отдай». - «И мне, - поддержал разговор я, - собираю билеты для отчета. Командировочный».
Поезд чуть повернулся. Жар облил меня с лысой головы до трусов. Даже кондиционер не помог. Солнечные лучи проникли в мой угол, нещадно хлестали по глазам. Закрыл их. Парень: «Обязательно отдам. Хочу предложить анкету. Заполните - вот и выигрыш. Или купите лотерейные билеты. Можете разжиться миллионом. В анкете крестиком отметьте, что понравилось, а что нет».
Сверху мобильник обильно рассыпался бурной музыкой: Григ, «В пещере горного короля». Костистый верхнеполочник бросил вниз: «А мне ничего не надо. У меня по Интернету. Ой, душа моя, по тебе нежна! Проводник, мне с утра билет не нужен. Сядем - едем. Нормально. Парень, не уходи. Чаю с лимоном. Чуть позже». Тонкошеий смутился: «Бумагу в унитаз не бросайте. Есть книга пожеланий и предложений». - «Давай анкету, - решительно заявил сосед с нижней полки, - но заберешь позже. Нет, чай не нужен. Как могу судить о комфорте, если в главном месте не побывал? Посмотрю туалет, расставлю крестики-нолики».
Решительно поднялся, задвинул корявые ступни в легкие тапочки, которые на каждой полке, в пакете. На нем желтая майка с эмблемой «Rolling Stones» (рот и высунутый алый язык). Направился к туалетам (целых два в одном конце). Мальчишечка в униформе вздохнул, удалился. Стало его жалко. Билетиков не купили. Вообще ничего не взял. Чаю взять, что ли? Жадность хозяйским голосом просипела: «Не сметь, придурок! На эти деньги можно приобрести три булки с изюмом. Продержишься шесть дней. Воду - из-под крана». Вернулся исследователь туалетов, сообщил: «Классно! Чисто. Удобно. Мыло пахнет и освежитель воздуха в наличии. На последней станции заскочил какой-то мудак нетерпеливый. Кольцо обос… А вонища! Где анкеты? Давайте». Как первоклашка, чуть высунув кончик языка, выводит крестики в «поощрительных» и «одобрительных» квадратах.
Явился проводник с чаем. Забрал анкеты. В графе «Как вам обслуживание?» по-хамски написал: «Тщательнее нужно, тщательнее». Принесли плошку с едой. Закрыта толстой фольгой, горяча. Еще пакет из плотной коричневой бумаги. Едим. Радость: не тронул запас, что в рюкзачке. Завтрак, обед, ужин - при себе. Денег (и больших!) тратить на еду не нужно.
Завалились спать рано. От кровавого, заходящего за горизонт светила закрылись плотной занавеской. Сосед суров, кожа обсыпана черным порохом угорьков, потеет, влага пропитала грудь, замочила красный язычок «роллингов». Читает (удивительно!) дамский роман в мягкой обложке под названием «Нежелательный вариант». Книжка растрепана, позолоченные буквы названия поблекли от множества рук, державших «Нежелательный вариант». Попутчик замечает удивление. Говорит: «Не удивляйтесь. Читал умные книги. Глубина самолюбия автора - разная. На «большой» глубине книжки называют классическими, а писателей - классиками. То же и под мягкой обложкой. Только проще, милосерднее к мозгам. Сейчас не читают никаких книг - ни глубоких, ни «мелких». Роман заменил сериал. Дело в том, что продвижение человека вперед чревато столь же одновременным, стремительным движением назад. В точке начального пути вверх-вниз находятся авторы дребедени. Разве можно читать глубокое сочинение, если тебя завтра казнят? Лучше уж радоваться простому, завтрашней получке, например. А еще лучше - грамм двести на ночь? Никуда не хочу. Желаю быть «в точке». Как метеоролог в Заполярье». Неожиданно читатель романа рухнул на подушку, а через минуту храпел, шевеля сочными губами.

Мелочь, но приятно

Искали китайцев в Порецком. Вместо Гарта свернули на дорогу Березовка – Ибреси. Сначала был асфальт (до 12 километра), а потом асфальт кончился. По обочине шел мужик с двумя огромными собаками. Я, Александр Борисович Белов, Костя Ишутов и Антон Сапрыкин попрощались с жизнью – порвут! Но мужчина остановил бросившихся к нам четвероногих «друзей». Хитро глянул на нас, сказал: «На самом деле тут дорога до самых Ибресей должна быть заасфальтирована. Но вместо этого насыпали щебенки. Приятно, раньше этого не было».

Деловая переписка

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики шестого созыва 2016-2021 гг.
И.Ю.Молякову


Администрация
города Шумерля
Чувашской Республики

Администрация города Шумерля сообщает, что в городе Шумерля приблизительно 60 % автомобильных дорог в плачевном состоянии. В 2018 году отремонтированы автомобильные дороги на сумму 10 6684220 рублей. На 2019 год запланировано продолжить ремонт автомобильных дорог города Шумерля в рамках программы «Развитие транспортной системы на 2014-2020 годы». Дорога возле домов №2,3,4,10 п.Лесной по программе «Капитальный ремонт и ремонт дворовых территорий многоквартирных домов, проездов к дворовым территориям многоквартирных домов» планируется в 2019 - 2020 годах.

Глава администрации
А.Д. Григорьев