April 25th, 2018

Москва. 20-24 апреля 2016 года. 13

В Ленинградской Академии художеств коридоры узкие, окна высокие. Полы выложены каменными плитами. Двери, ведущие в мастерские, когда-то белые, заляпаны краской. В самых обширных мастерских - станки для подрамников, полотна (начатые и законченные). Ткань, служащая фоном для полотен, пособия для отработки студентами изображения складок растянуты по углам. К стенам приколочены рейки, а на них уже размещаются картины во время просмотров. Скипидар - его запах сухой, деревянный (словно забрался в поленницу с пересушенными дровами). Всюду застывшая краска. У входа - бак для мусора. Там - использованные до окончательной лысины кисточки, выдавленные насухо тюбики из-под краски, флаконы скипидара, изрисованная бумага, клочки ткани.
Дежурные по аудитории каждый день убирают помещение. После уборки наступает особая, весьма нестерильная, расхристанная пустота. Ничего нет, а аудитория полна красками, запахами. За окнами - мост лейтенанта Шмидта, Английская набережная, Исаакиевский собор. У плит, на которых разлеглись сфинксы, плещется невская вода. Интерпретация привычных пространств. Но есть интерпретация своеобразных объемов. Они, «задавленные» узкими коридорами, благородными измызганными комнатами, раритетны. Я слышу, как стучат высокие каблучки Карла Брюллова. Маленький росточком, гений семенит по каменным полам. Кажется, проносится тень остробородого, похожего на лису, Репина. А вот чинный, обстоятельный Суриков тяжело поднимается по винтовой лестнице. Культурное пространство - понятие физическое. Екатерина Великая завершала стройку грандиозного здания. Оно - бесподобно. Без него не представить Ленинграда, Россию. Чуткого человека (тем более художника) великие мертвые, чьи голоса, взгляды, прикосновения остались на легендарных поверхностях, «пронимают». Десятки тысяч, сотни, миллионы взмахов кисти - великих и посредственных. Этим дорога Ленинградская Академия. По сравнению с выдающимся памятником, московский «художественный» цех - ничто, пустышка, начальная школа.
Захожу в аудитории. В Ленинграде учащиеся в заляпанных краской серых халатах. В скульптурных мастерских - влажно, тепло. На подставках истекают, будто слезами, глиняные головы, фигурки. Рядом ведерки с водой, тазики, фанерки со свежей глиной, серым пластилином. Ребята - чумазые. Ковыряют, изверги, металлическими скребками истерзанную плоть глины. В Москве скульптурных классов не видал, а в живописных - две-три девочки с лицами обедневших дворянок, оказавшихся заброшенными в ветхих усадьбах с картин Борисова-Мусатова. Пацанов не видно. Даже вьетнамцев. В Ленинграде, внутри здания, есть места для курения. В московских цехах - никакого запаха табака.
М., наконец, дождался нужного человека. Долго говорили о делах в кабинете академика. Когда вышел, предложил сходить в столовку: «Новодевичьи яблоки» и квас забурлили. Проходя мимо аудитории с распахнутыми дверями, М. резко направился внутрь: «Смотри, - говорит, - и это у них класс пластической анатомии!». Убожество, по сравнению со знаменитой ленинградской. В учебном амфитеатре невской Академии есть все, даже чугунная отливка человека без кожи. А скелет лошади? А несколько натуральных человеческих (мужских и женских) скелетов? Не говорю про остовы собак, кошек, существ с тонкими рыбьими костями. Копии всего этого жуткого богатства - жесткие, карандашные, в динамике - развешены по стенам. Много работ М.. Они - классные. Брат - мастер. В Питере пластической анатомией занимались все - от Федотова до Ильи Глазунова. Глазунов, в фильме про себя любимого, бродит по анатомичке, садится за парту, рассказывает. Про многочисленные бюсты античных прямоносых красавцев я и не говорю.
Обведя взором московское заведение со скелетами, тяжело вздохнули: убого, бедно, малосодержательно. В городе «купи-продай» человек разрывается на двух-трех работах. Не сидится на одном месте. денежек охота. До академических ли здесь изысков?

Деловая переписка

Генеральная прокуратура Российской Федерации
Прокуратура Чувашской Республики

Депутата Государственного Совета Чувашской
Молякова Игоря Юрьевича


Обращение
Ко мне в ходе депутатского приема обратились жители, проживающие по адресу: Чувашская Республика, Яльчикский район, с. Яльчики, ул. Юбилейная, Д. 9.
Направляю в Ваш адрес заявление, с которым они ко мне обратились. Прошу внимательно ознакомится с доводами указанными в обращении. Особое внимание прошу обратить на неточности ответа прокурора Д.В.Тимофеева в ходе переписки с жителями.
Если есть несоответствие в ответах прокурора, прошу привести ответы жителям в соответствии с законом.
Приложение на 10 л.

С уважением,
И.Ю. Моляков