March 13th, 2018

Москва. 19 февраля 2018 - 22 февраля 2018. 8

Фотокорреспонденты выглядят охламонами. Годами носимая и удобная для работы форма одежды. Увешаны сумками с множеством кармашков и ремешков. Сидят на полу, стоят на коленях, подползают к трибуне, за которой вещают ораторы. Сумки, рабочие лохмотья, бороды, нечесаные головы притягиваются к одной точке - глазу. Руки проворно вращают камеры с огромными объективами. Прикидываю, сколько стоит каждая такая «труба». Сочетание неопрятной одежды и сокровищ, запрятанных у каждого фотографа в расхристанных сумочках.
Завидую. Лезут настырно в центр любой заварухи, орут: «Пресса, посторонись!» - а сами, якобы, в «нейтралитете». Мол, не за белых и не за красных. Мое дело – объективность. В гражданскую им бы показали, что это такое - я не за тех, не за этих. Живо вздернули на ближайшем дереве. Об этом хорошо в фильме «Служили два товарища» Евгения Карелова. Раз десять перепрыгнул через мои ноги оператор с треногой. Так еще и фотографка подобралась к коленям, сидит спиной, снимает. А мне куда ноги девать?
В Думе нехолодно, публика распарилась. У меня в ботинках «задымилось». Каждый знает, как в шерстяных носках и валенках долго у теплой печки сидеть. Вот и у меня обувка потяжелела. А еще старик-генерал. Генералов в Думе достаточно. В лампасах, с добрыми лицами бывалых стрелков на покое. При депутатах помощниками, в Комитетах консультантами, а то и депутатами во фракциях для красоты. В России законодательные органы слегка смахивают на богадельню с отличным довольствием. В лифте к нам с С.П. тепло, по-отечески, обратился «олампасенный» воин со Звездой Героя России: «Откуда, сынки?» Несколько озадачены: какие же мы сынки! С.П. столь же миролюбиво отвечает: «Из Чувашии мы, папаша». Лифт останавливается, жалобно звякнув. «Папаша» раздумчиво припоминает что-то, выйдя на площадку, изрекает: «Знаю, знаю. Бывал. Чудный край, дивные места на Оке». - «На Волге», - поправляю, но «папаша» уже не слушает, величаво проходит в помещение.
Когда началось бурное обсуждение количества банков, которые займутся делами долевиков, пожилой герой молча сидел все три часа. Следил за ним. Он не уснул, однако лицо было подернуто неизменной благожелательностью. Она не изменилась. Стало немножко жутко. Роились фантазии: подойти, тронуть генерала, а он возьмет и рассыплется на мелкие кусочки.
Видя, что дискуссия затягивается, председатель закрыл заседание. Медная фигура Правосудия, показалось, с облегчением выпрямилась, живот уже не очень выпирал. Очнулся дед, загалдели многочисленные участники. Особенно оживлены были представители стройкомпании «Пик». Несколько моложавых мужчин окружили заместителя Нацбанка, весьма недурную женщину, угодливо зашептали на ушко. В заседании участвовал наш земляк Н.В.. Собрался угостить нас с С.П. обедом. Сбегал в кабинет к Д.З.. Батарейка требовала подзарядки. Наш друг только головой кивнул, готовился к основному мероприятию. На листочках писал массивной перьевой ручкой с черными чернилами.
Зеленый зал столовой находится в конце перехода между новым зданием и бывшим чудом сталинской архитектуры - Госпланом. Подсказали, что Золотой зал расположен этажом ниже, а добраться до него можно через буфет.
Запах кофе в буфете густ, через него необходимо буквально «продираться». Народу много, в витринах мелькают глазированные пирожные, бисквиты с вишенками, бутерброды с сервелатом и икрой. Золотой столовая названа оттого, что стены покрыты позолоченными пластинами. Показалось, что это мятая фольга под стеклами, как в Царскосельском дворце. Столики разделены перегородками. Снуют официантки. Сидят Н.В., С.П., О.А.. Едят. Заказываю корейскую морковку, борщ, картошку со шницелем, пять кусков бородинского хлеба. Хотел стакан томатного сока, но его не оказалось: «Уже выпили», - прощебетала милая официантка. Пришлось ограничиться чаем.
Борщ - в горшочке, и не очень ясно, из чего сварен. К тому же, чуть теплый. Шницель весьма небольшой, а маленькие вареные картофелины раскатились по широкой тарелке, как игральные кости. Шницель слеплен прочно, отламывал по маленькому кусочку. Холодная тарелка «высосала» тепло картофеля, и он мало помогал в схватке с большой котлетой. Боялся запульнуть «увернувшейся» от вилки картофелиной в кого-либо из соседей.
Каждый человек - мастер поедания. Глупые особенно умелы в поглощении сушеной воблы. Маленькие едоки с раннего возраста мастерски справляются с желе и творожком. Умным неплохо дается колбаса, жареная на гриле. У меня - почти шестьдесят лет практики. Никто не пострадал. Сладкий чай с лимоном пил вприкуску с пронзительно кислым бородинским хлебом.

Мелочь, но приятно

Безрадостные труды депутата малоэффективны. Но все-таки малюсенькие победы происходят. Писал: «Нельзя рекламировать лавку по продаже резиновых членов на главной улице города. И не просто рекламировать, а размещать ее именно в этом месте». Немногочисленная публика все-таки читает мои вирши. И вот итог: наглую рекламу лавочки убрали. Но опять напортачили: вместо резиновых самоудовлетворителей разместили магазинчик для инвалидов. У нас что, в городе нормальных людей нет?

Между прочим

Между прочим, сочувствую В.В.П. Собрали сливки полиции. Выступая, он сказал: «Коррупция душит». Сошлись начальники-разведчики. Опять: «Коррупционеры обнаглели. Нужно что-то делать. А делать – трудно». Коррупционер (особенно элитный), как червь, да к тому же бесстрашный. Как бычий цепень, комфортно расположился в кишках.

Деловая переписка

ПРОКУРАТУРА ЧУВАШСКОЙ
РЕСПУБЛИКИ

Депутату Госсовета Чувашской Республики Молякову И.Ю.

Прокуратурой республики рассмотрено обращение жителей деревень Сарабакасы и Мокшино Чебоксарского района, датированное 29.12.2014, о ненадлежащей организации системы водоснабжения и по другим вопросам, поступившее из Волжской межрегиональной природоохранной прокуратуры.
Collapse )