March 12th, 2018

Москва. 19 февраля 2018 - 22 февраля 2018. 7

В Думе тесно. Из-за дикого обилия людей. Выражения лиц обитателей здания особенные. В основном - женщины, которым неинтересны болтающиеся по коридору просители. Есть девушки - мелькают быстро, скромно: не заметила бы крупная «рыба». Мужчин мало. Практически отсутствуют субъекты среднего возраста. Эти юристы-экономисты еще не утратили надежд «выбиться в люди». В основном шастают старые дядьки. Эти люди давно оставили несбывшиеся надежды. Еле выжившие, битые жизнью, выползли на песчаный берег российского законодательства. И - юноши. Этим необходима запись в трудовой книжке. С ней, впав в ожидания и надежды среднего возраста будут пытаться «прыгнуть повыше».
Форма одежды женщин - почти домашняя. Чтоб удобней было в заваленных бумагами комнатушках: джинсики, тапочки на низком каблучке, платочки, шали, кофточки, отсутствие продуманных причесок. Думские мальчики во всем, намеренно тесненьком: пиджаки на одной пуговице, короткие рукава, брюки дудочкой. Не костюм, а шкура, плотно прилепленная к тельцу. Галстук для этих поддергаек не обязателен. Старцы - в хороших, но потертых, наглаженных костюмах глубоко темных цветов. Дядькам обтягивать нечего (а может, и прячут от греха подальше). Грех-то был. Он, вероятнее всего, затормозил карьерный взлет подающих надежды чиновников. Большая часть работы - разложить по полкам множество бумаг, поступающих депутатам. Составление ответов занимает немного времени. Они расплывчаты, пишутся для «отмазки»: «учтем… спасибо… благодарим за гражданскую позицию».
Дамочки, раскинув шали, перемещаются по коридорам, неся подмышкой бумажные стопки. Депутат Госдумы обременен: необходимо составить десятки поздравительных писем, открыток, телеграмм. Кому-то приветствие направлено, кому-то нет. То о человеке забывают, то снова вспоминают. Я, к примеру, получаю десятки поздравлений. Но были времена - никто не поздравлял.
В провинции чиновников приводят к «общему знаменателю» - одинаковые костюмы, рубашки, галстуки. На лацканах значки, изображающие герб субъекта федерации. Значки разных расцветок - серебряные, золотые. Кто-то с серебром, а кто-то и с золотом. Кто «позолочен» - тот человек. В Думе внешние признаки значимости размыты. Следую примеру старших товарищей: галстук надеваю редко, на работе - в теплом свитере. Женщин-депутатов можно выделить: одеты просто, но солидно. Никаких штанов и свитеров. Походка легкая, радостная. Обращение к окружающим благожелательное, хотя отдает фальшью. Мило улыбнулась встречным и - до свидания. Если бы у меня была зарплата, как у дамочек, творящих законы, тоже был бы благожелательным. Сочинители правовых норм мужского пола разнообразны, но - в галстуках и одежке из дорогой ткани. И они бодры, благожелательны. На данный момент у них все «пучком». Ну, а потом, как суд решит.
С.П., вместе со мной, входит в комнату заседаний Комитета по строительству. Народу полно, фотоаппараты расчехлены. У дальней стены, над столом Президиума, металлическая статуя Правосудия. Изваяние изогнуто животом вперед. Кажется, изображенная дама, хотя и с повязкой на глазах, беременна. Обсуждают проблему обманутых дольщиков. Считаю, что не все из них обмануты, и сами – ходячая проблема. В декабре 2017 Путин дал поручение за три года ликвидировать проблему отдавших деньги, но оставшихся на улице. Несчастных - несколько десятков тысяч. Все риски - на гражданах. Предложено разделить: застройщик, банк, гражданин.
Заседание ведет лысеющий мужчина в круглых очках. Голос тихий, «объективный» - и вам дам слово, и вам. Тихони наиболее опасны. Настоящие фокусники. Вроде логично, без истерик, «цивилизованно», в итоге - дерьмо. У этих ребят задача - за пятьсот тысяч в месяц быть как можно тише, имитировать деятельность и ничего не решить. Им не нужно наград, грамот (нематериального поощрения). Цель: денежка, и чтоб след простыл. Никакой самостоятельности, резкости, геройства.
Однако, обстановка накаляется. Мимо меня проскакивает несколько раз оператор с камерой и треногой. Представители банков не желают брать на себя ответственность, говорят – на нас ляжет контроль за застройщиком (мы же ему выдаем кредит). Контрольные отделы по строительству, а у нас специалистов нет. Надо нанять их, хорошо заплатить. А платить неохота. Минстрой возмущен процентами, которые намерены брать за услуги меняльные «лавки»: «Пять процентов - не пойдет! Ноль процентов!». Под какой процент станут выдавать спецкредиты под застройку? Центробанк выдавливает - 6%, против утвержденного общего процента - 7,8. Присутствующие вздохнули: «Наконец, ознакомились с конкретикой».

Мелочь, но приятно

Приятно не то, что увидели, а то, что, проваливаясь и падая в сугробах, не набрал в ботинки снега. Ноги остались относительно сухими. А еще приятно было наблюдать, как Сергей Федорович Беккер обходительно разговаривает с людьми. Охранник того, что осталось от знаменитого Цивильского пищекомбината (знаменитый чувашский бальзам), поначалу не хотел пускать нас на территорию. А Беккер, мурлыкая, уговорил старика пропустить нас. Вахтер сказал: «Ищите очистные – не найдете. Впрочем, идите в дальний угол, за солодовню. Там все, что осталось». И правда - очистные сооружения немаленького поселка Молодежный разрушены. Неприятность данного факта перебивалась позитивным ощущением завершенности задуманного. Хотели все снести под корень – и сделали. В 21 веке, в 2018 году, нет в поселке Молодежном очистных. И все отходы вольно изливаются в поля. Ну, ведь здорово же!

Деловая переписка

Депутату
Государственного Совета Чувашской Республики
Молякову И.Ю.


ПРОКУРАТУРА ЧУВАШСКОЙ
РЕСПУБЛИКИ

Прокуратурой республики рассмотрены Ваши обращения по вопросу правомерности действий администрации Яльчикского района.
По результатам открытого аукциона от 20.08.2014 администрацией Яльчикского района с гражданами заключены договоры купли-продажи земельных участков, предназначенных для размещения хозяйственных построек, огородничества, ведения личного подсобного хозяйства.
Collapse )