March 7th, 2018

Москва. 19 февраля 2018 - 22 февраля 2018. 4

Возраст ощущается в дороге. И спишь хорошо, а с утра тяжесть. Лет двадцать назад побродишь с часик, «шестеренки» организма приходят в соответствие, и - неплохо, можно бегать по делам. А теперь - как вареный. Высыпаешься только дома, в собственной кровати. Только выспавшись в привычной обстановке, чувствуешь себя человеком. Если в поезде не спал, а мучился дремой - беда: мозг болтается в черепушке, только что не звенит, как монета в стакане. Веки тяжелые, глаза жжет. Бреду, пошатываясь, в туалет. Занято. Долго - ни звука. Еще раз долго. Да сколько же можно! Видно, старуха запуталась в тряпках. Легкий шелест. Рычит, что-то всасывая, ночной горшок. Дверка распахивается. Здоровенный парень, скульптурно подобрана мышца к мышце. Черная майка-безрукавка, лысая голова, блестящий подбородок с ямочкой. Армейские штаны с накладными карманами на бедрах, ботинки на высокой шнуровке. Решил: «Военный разведчик. Перед отправкой в тыл врага, сделал, чтоб ничто не тревожило, все необходимое». У меня с «необходимым» плохо. Вдруг «припрет» на улице, что делать?
Тщательно побрился, намочил холодной водой полотенце, протер шею, грудь, руки. Полегчало. С.П. разглядывает серые тапочки, рассуждая: «Новые, беленькие. Дают бесплатно. Старые оставлю, а новые, прямо в пакете, возьму. Юрьевич, будешь брать?» Отказываюсь, мрачно вещаю: «У меня тапочки белые. В туалете десантник полчаса готовился к непредвиденным обстоятельствам. Случись что, и я - с белыми тапочками, хоть и жертва печальных событий».
С верхней полки чуть ли не рушится соседка в маечке, мучительница ночная: «Не шутите так: накаркаете!» Кажется, дама за ночь опухла, увеличилась в объеме. Короткие волосы растрепались, приобрели цвет строительной пакли. За окном ритмично посверкивают желтые фонари, дневными лампами умыты пригородные платформы с редкими пассажирами, ждущими электрички. Они и проносятся, полупустые, взрезая, словно блестящие скальпели, предутреннюю темень. Местность ровная, по ней рассыпано горохом множество огоньков. Ближе к городу огоньки взбегают в небо - многоэтажки. Торговые центры, стада пригородных автобусов. Моторы работают, выхлопные газы клубятся белыми облачками. Мороз. Сильный.
Появились церкви, «хрущевки», «сталинки», сумятица московской застройки девятнадцатого века. В больную голову врывается радостная мысль: «Ботинки с носками отлично высохли. Спрашивают про нежность, ласку. Вот они, впитались в сухое тепло обуви».
Соседи торопливо напяливают зимнюю одежду. У мужика летят в стороны рукава (едва успеваю увернуться). Женщина - в блестящей шубе. Лоснится черным тюленем. Прощаются. С.П. помогает мне закинуть рюкзачок.
Платформа, снежок, будто осевшая мучная пыль. Изо рта пар. Нам заказали номер и автомобиль в Администрации Президента. С.П. вызнает подробности по сотовому. Веду его не через зал ожидания, уходим от платформы налево. Преддверие солнечного дня тревожно. На рассвете небо опасно по-серьезному. Сверху - темень. В середине - синь. Снизу вовсе не сочетаемое с серединным аквамарином - морковное, рыжее свечение. Небо застыло перед тем, как распахнуться. Чувствуется и слышится - будто бы жужжание электрических проводов. Шпиль гостиницы «Ленинградская» хищной иглой пронизывает три слоя: остывающую тьму, синь, приготовившуюся к удару рыжую полосу рассвета. Памятник Николаю первому на вокзальных задворках. Фигуру царя окружают энтузиасты паровозного дела: братья Черепановы, Мельников. С.П. просит сфотографироваться рядом с Николаем, одновременно вызнавая, кого тут взгромоздили. Рассказываю о жестоком противодействии ямщицкого лобби (тракты, постоялые дворы, почтовые станции, смотрители, конюхи, десятки тысяч лошадей, корм, особое министерство, чиновники, подрядчики). Куда людишек, лошадей девать? Полезны ли английские двигатели? Сколько дров, угля, специалистов, мастеров, стрелочников потребуется? Судили-рядили, деньжищ на взятки ушло дикое количество. Выходило - выгодна «железка». После реформы царя Александра второго предприимчивые крепостные ударились в железнодорожный бизнес. Рассказываю о Щусеве, выигравшем у Шехтеля конкурс на возведение Казанского вокзала (около Щусевского бюста С.П. также делает фотографию). Показываю на противоположную сторону площади. Ярославский вокзал - терем. Здесь постарался соперник Щусева, а сама дорога (с вокзалом вместе) возводилась на частные деньги. Тут уж обогатился Мамонтов.
Служебный «БМВ». Водитель приветствует С.П. так, будто они старые знакомые. Обсуждают дела. Неожиданно ржавая полоса рассвета расходится, как плохо зажитая рана. Смертоносными лучами «просунулось» солнце. Кто-то ударил страшно в трухлявый щит неба булавой. Ядро, беспощадно яркое, усыпанное длинными зубьями, принялось яростно «драть» утро.

Между прочим

Между прочим, Сергей Федорович Беккер – не унимается. Тянет меня, старого и одышливого, в блестящие цивильские сугробы. Говорю: «Мороз». А он: «Для народа ничего не жалко. Ни здоровья, ни покоя. Мороз – не помеха. Нас ждут Чурачики». Едем. Теплится надежда, что во втором по величине населенному пункту Цивильского района с очистными произвели хоть какие-то манипуляции. А может, и новые построили. На месте увидели очередной памятник благословенной советской власти. Все, что еще слабо шевелилось, парило и отчаянно пахло, создано в 1984 году. И с тех пор под кладбищенской горой только траурная белизна рассыпчатого снега, напоминающего простынь, которой укутывают табуретки, подставленные под гроб.



Деловая переписка

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики Молякову И.Ю.

от эксперта движения «За права человека» Топоркова Игоря Валентиновича

Уважаемый Игорь Юрьевич,
Просим Вас, как депутата Государственного Совета Республики Чувашии, взять под свой контроль ситуацию в СХПК «Колос» в селе Новое Байбатырево Яльчинского района Республики Чувашии. Данное предприятие в результате противоправных действий, а по сути рейдерского захвата перешло в руки Турхана Р.А. Однако члены данного кооператива через судебную инстанцию доказали, что Турхан не имел право быть избранным председателем кооператива «Колос». В тоже время Яльчинский районный суд по делу № ФС 004528445 постановил восстановить Зайцева Николая Васильевича в должности председателя. Данное решение не выполняется судебными приставами-исполнителями.
В настоящее время на пайщиков СХПК «Колос» оказывается давление. Люди боятся потерять не только работу, но и землю. До 2017 года все пайщики , почётные работники данного хозяйства получали для своего подсобного хозяйства зерно и сено.
Мы, как правозащитная организация работающая в Поволжье, посетили пайщиков и членов СХПК «Колос» и начали им оказывать информационную помощь так как местные организации просто боятся что-либо говорить.
Просим Вас, как депутата Госсовета лично познакомиться с членами кооператива и помочь жителям в сложившейся ситуации.

С уважением,
Топорков И.В.