?

Log in

No account? Create an account

February 15th, 2018

Проводница в отглаженной форме, аккуратна. Ничего, что шепелявит, проглатывает некоторые буквы. Картавость мягкая и вызывает жалость. Девушка не должна быть идеальной. Изъян должен быть - родимое пятно, шишечка не там, где требует идеал, заикание, сложности со взглядами на жизнь. Гламурные девицы ненатуральны, как конфетки с соей. Важно уметь подать изъянчик. Наша проводница делала все согласно. Выйдет замуж, и все части тела будут стареть скучно, одновременно. Мужику может надоесть идеальное. А спутница жизни с малюсеньким изъяном будет выделяться из вялой кожи и хромоты.
И. моя хороша, но и у нее есть недостаток. Взрывная женщина. Орет, а чего орет, сама не знает. Потом миримся. Все разнообразнее тянуть совместную лямку. У Горького, в «На дне» - продажная женщина, обнаружившая повесившегося художника, - размалевана. Проститутка - сплошные нелепости, выпячивание недостатков. Родинки, вздутые губы, слипшиеся ресницы, развратные интонации - все брошено на подыгрывание мужским порочным фокусам.
Проводница берет билеты (утром отдаст). Предлагает кофе, чай, лотерейные билеты. Потный мужик, заигравшийся с Дениской, не выдержал - заказал чаю. С лимоном. С сахаром. Два стакана. Потом девушка в накрахмаленном кокошнике появилась с кондитерскими изделиями. Потом - с мороженым. Чуть не сдался. Хотел взять пломбира. Никогда такого не делал и сейчас воздержался. Вспомнил - в рюкзаке квас, творожные сочники. Жадность.
Мужик обильно потеет, прихлебывает чай, шумно, энергично. Словно садовый насос «Шмель». Бабка - мужику: «Выручаете меня. Замучил Дениска. А вы взяли «огонь» на себя. Уж больно он шустрый. А у вас дети есть?» Пассажир, принимаясь за второй стакан, урчит: «Трое. Пятеро внуков. Я их манеру знаю - малышей».
Женщины принялись обсуждать, что взять на ужин - курицу или мясное филе. Гречку или макароны. Молодуха поведала, что в последнее время дают бумажные пакеты со снедью. Горячего нет. Зря беспокоились - в серебряных упаковках проводница привезла горячее на тележке. Взял мясо с макаронами, а из личных запасов - два стакана кваса и сочник. Дениска словно на батарейках «Энерджайзер». Но стал уставать. Уснул на нижней полке, а мужчина, в черных кальсонах и черных носках забрался наверх.
За окном темнело. Скучно мелькали деревья. Серые облака клочковаты, в дырах. Сквозь просветы видно, что солнце садится. Неяркое, квелое, словно сдутый баскетбольный мяч. Облака перед кромешным мраком расступились. Солнце расползлось малиновой кляксой, торопливо прибирало лучи за горизонт. В полях трава желтая, на склонах оврагов - бурая. На дне бело-черные сугробы снега.
Отключился в десять. Одиночество, как у Баха. Тот не верил в прогресс. Адамит. Как Дюрер и Брейгель. Амбивалентные ребята, такие же одинокие, как и я. Вот итальянцы оптимисты. Прогресс. Красота.
В поездах сплю плохо, с утра разбит. Опять снились олени. Стал подходить к ним, а они превратились в лосей. Вошел в гущу сохатых. Фыркают, поддевают мордами. Выхожу с другой стороны стада. Остро пахнет коровьим навозом. Чукча с санками: «Ой, глупый я, глупый. Лоси санки не повезут». Я: «Давай попробуем запрячь. Сядем вместе, поедем». Очнулся. Четыре часа утра. Тревожно, горят цифры над тамбуром. За окном - десять градусов. В вагоне + 27°. Жарко. Кожа чувствует неестественную чистоту белья (стирали химией). Голова отяжелела. Подташнивает. В туалете - прохлада. Отдышался - и обратно. Полусон, полуявь. С свинцовой головой просыпаюсь оттого, что в стаканах гремят ложки, как языки колокольчиков. Не переношу кофе. Даже запаха. Он проникает в ноздри, вскрывает и крушит мозг. Дениска спит. Остальные пьют так же шумно, как и мужичок, который просох, но теперь отмокал заново. Вчера - поддат. Сегодня - хмур. Матрасы в фирменных поездах упакованы в серые мешки. Прячу шорты-паруса. У меня мягкие ботиночки-мокасины. Снаряжаю фотоаппарат. Вываливаюсь сквозь низкие округлые двери на платформу (проводница успевает сунуть мне билет). Сплошной праздник. Холод, солнце, и голубые небеса.

Мелочь, но приятно

Тамары Арсеньевны Манаевой в тот день не было. Рассказывал собравшимся о витиеватой судьбе двух коммерческих организаций – «Гермес» и «Регион». Названия разные – регистрация в одном месте. Региональные «Гермесы» чрезвычайно интересуются деньгами. Деньги же собирают рядовые граждане, которых кто-то в России (в шутку, что ли) обозвал «собственниками жилья». Рассказывал о схемах, используемых мужчинами в крылатых сандалиях и шапках, чтобы незаметно появляться и незаметно исчезать. «Да, во дают», - изумлялись собравшиеся. Практика коммерсантов, которые умоляют их не «кошмарить», может напугать слабонервного. Но мои слушатели не таковы. С хищным блеском в глазах (попались бы им крылатые парни на темной тропке), отважно дослушали рассказ о пугающих подробностях.

Latest Month

April 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner