February 14th, 2018

Москва. 20-24 апреля 2016 года. 1

Чинное купе. Еду в Москву на Съезд. Конец апреля, в черных кальсонах неудобно. Надо переодеться, а значит, в истерзанный рюкзачок спрятать красные шорты, которые беру в Крым. Переодевание в биотуалете комфортно, вагон полупустой, никто не мешает. Мысль: «Вдруг повезет? Поеду один». Ничего не получилось. Сижу в уголке, почитываю. Сказать, что женщина вваливается - ничего не сказать. Огромное существо протискивается в купе боком. Уж больно широки плечи с кожаной курткой и шалью. Разворачивается задом. Кто-то невидимый, из коридора, подает один чемодан, второй, третий. Да еще мальчик: кроссовки, джинсики, лохматенький кок на голове. У пацана машинка (в одной руке), смартфон (в другой). Увидев меня, пожилого гражданина, вскрикивает: «Ого! Оба - и такие здоровые! Что делать будем? Чемоданы куда?» Молча встаю, откидываю полку. Пусто. Тетушка: «Отлично! Помогите!» В это время пацаненок начинает возить машинку по столу, забравшись в обуви на противоположную лежанку. И - громко: «Ж-ж-ж!» Глыба в кожанке: «Дениска, прекрати! Усядемся, будешь играть». Дениске - по фиг. Вскакивает, пронзительно кричит: «Баба! Телевизор! Хочу, хочу, включай!» Баба не обращает внимания. Совместно пытаемся затолкнуть чемоданы под сиденье.
Не влезают даже два баула. Куда девать третий? Баба шипит: «Черт! И Валерка ушел». Пацанчик продолжает гундеть: «Хочу, хочу, хочу!» Тетка: «А давайте один чемодан - под соседнюю полку!» Дама: «Вдруг кто-то придет? Чемодан придется пихать в другое место». Не без труда, сиденье прижимаем, плюхаемся сверху. Гражданка: «У-у-х-х, взмокла! Дениска, не лазай в обуви по чистому, люди будут спать!»
Влетает девица - стройненькая, маленькая, в модной курточке. Одежка идеально белая, но, по моде, будто бы мятая в течение недели в автостиралке. На попке – чудовищно тесные голубые (почти белые) джинсики, высокие кожаные сапоги. Чудовищной длины ногти. Крашеные до алого ослепительного блеска, а сверху, на каждом пальце, малюсенькие букетики цветов. Что можно делать такими ногтями? Лазать, цепляясь по деревьям? Вырывать куски мяса из спины любимого? Чистить картошку подобными коготками невозможно. Золото на руках, на шее. Коротко стриженая голова: «Сейчас начнется», - мелькает в голове. Женщина-глыба одета богато, но в стиле девяностых - кожа, роскошная шаль в огромных цветах (кажется, что сейчас они начнут слетать с ткани). Юбки на бабке нет, но есть немыслимой расцветки колготки, а на коленях, мощных, как у слона, приделаны аппликации цветов. Такой дурости в женской одежде никогда раньше не видел. А вот сапожки дорогие, не дешевле, чем обувка соседки: широкая подошва, каблуков нет, темно-коричневого цвета, как и куртка.
Модница встает напротив бабушки и присмиревшего Дениски: «Ну?» - с вызовом обращается она к семье. Бабушка-глыба: «Что - ну?» - «Ну, чемоданы-то положить можно?» - снова вызов. Выждав паузу, взмахнув шалью, слегка задев жеваную куртенку, с укором во взоре, женщина откидывает полку. Там чемоданище, занято почти что все пространство. В маленькой моднице - сила. Хватает саквояжик, по-мужски двигая ручками, запихивает его под полку. Не лезет: «А давайте засунем его под стол. Под полку сложим нашу одежду», - неожиданно подобрев, предлагает бабка Дениски. Неожиданно стройная соседка соглашается.
Вопросительно смотрят в мою сторону обе. Выбираюсь из угла, сдергиваю с носа очки. Вид мой свиреп - выходная рубашка под торжественный костюм и красные, широкие, как парус, шорты. Дениску отправили в коридор вместе со мной. Он немедленно стал носиться туда-сюда. Чувствуя ответственность, поймал малыша, сделав страшные глаза, промычал: «Будешь бегать, съест волчок. Стой рядом!» Пацан испугался, притихнув, встал рядом со мной. Потом и вовсе прижался к ноге. Тихонько спросил: «А ты не отдашь меня волку?» Я: «Веди себя хорошо, тогда прогоним не только волка, но и тигра».
Купе распахнулось: «Заходите». На великой тетке был махровый халат. Когтистая - в легкой маечке с медвежонком, обтягивающие гамаши, тапочки с пампушками. Вагон по-прежнему еле заполнен, но в последнюю минуту перед отходом, тяжело дыша, объявился дядька, почти дед. Поддат, весел. Башка потная, на ней зимняя шапка с откидывающимися ушами. Потертая сумка на ремне, темно-синий плащ. Увидев бабку Дениски, потный весело воскликнул: «И мой час настал. Теперь я не одинок. Как звать тебя, красавица?»

Мелочь, но приятно

Николай Владимирович Малов, попав в Госдуму, обрел смелость, последовательность. Я бы сказал, некоторую лихость. Работая в Госсовете Чувашии, не забывал на день рождения дарить книги. Помнит о моем дне рождении (что свидетельствует о том, что в его глазах я не потерял ни балла). Искренне переживал, что в последний приезд книжки под рукой не оказалось. Сей благородный муж передал из Госдумы редчайшее издание, попросив вручить книгу нынешнего председателя Комитета Госсовета. Что он (спасибо ему), набравшись отчаянной смелости, и сделал. Прилюдно. А книжка-то – про обманутых дольщиков. Двойной смысл: «Моляков, не вздумай обманывать людей! А также, попав в Госдуму, – никого не боюсь! И я, бывший руководитель местных единороссов, наконец-то займусь реальными проблемами обманутых».

Между прочим

Между прочим, кризис. Денег все меньше. А кредитов – все больше. Население России мужественно борется за сокращение даже не основного «тела» кредитов. С трудом удается справляться с процентами. «Скидывает» все, что можно. Катера, запасные квартиры, теплые гнездышки для встреч с любимыми (прячутся по лесам), машины, музыкальную аппаратуру, ну и по мелочи – дома, поместья, землю и зарубежную недвижимость.
Еженедельно посещаю библиотеку. Так ведь даже книги сбрасывают (сбрасывают балласт, чтобы легче было улизнуть?). А тут я – алчными ручонками хапаю литературу. Ее в больших количествах жители приносят в библиотеку. Вдруг кому-то понадобится? А мне понадобится несомненно. Личные клейма на книжках – разнообразны, интересны. Некоторые просто произведения искусства. Встречаются автографы довольно известных людей. И вот пример: книжка известного татарского поэта Рината Харисова. Автор дарит собрание своих стихов Атнеру Хузангаю. Пишет: «Люблю вас, чуваши». В нынешнее время такое признание в любви дорогого стоит.

Деловая переписка

Президенту Российской Федерации Путину Владимиру Владимировичу
Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации Москальковой Т.Н.
Председателю Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации
Володину Вячеславу Викторовичу
Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации
Федеральная служба по труду и занятости (Роструд)
Федеральное дорожное агентство Министерства транспорта Российской Федерации
Министерство транспорта и дорожного хозяйства Чувашской Республики
Министерство юстиции Российской Федерации
Генеральная прокуратура Российской Федерации
Прокуратура Чувашской Республики

Депутата
Государственного Совета Чувашской Республики Молякова Игоря Юрьевича


Обращение

В ходе депутатского приема ко мне обратились работники Государственного унитарного предприятия Чувашской Республики "Чувашавтотранс" Минтранса Чувашии (далее - ГУП ЧР "Чувашавтотранс") с заявлением (сто три подписи), с требованием провести проверку обоснованности и законности утверждения тарифных коэффициентов.
Работники ГУП ЧР "Чувашавтотранс" утверждают, что "тарифные коэффициенты" якобы были значительно занижены, по сравнению с действующими ранее в указанном предприятии.
Collapse )