January 20th, 2018

Бумага

Листок квадратный чист и бел -
Втираю взгляды в светлый омут.
Я этой лужицы хотел,
Так вот она - доверьем тронут.

Телесна хрупкость, нагота
Невинных девушек, ведь все же
В ней плещет жизни пестрота
Под перламутром нежной кожи.

В бумаге нет теней цветных.
Один лишь срез, как финка, острый
Кусками режет длинный стих,
Скользящей змейкой длиннохвостой.

Влюбленный писарь разомкнет
Щеколду древнюю загадки -
Она горохом сыпанет
На жесткий лист пустой тетрадки.

Слова и цифры будут тлеть
На вольной площади бумаги.
Коль лист подмочен - не сгореть,
Им долго жить, как в саркофаге.

Но лишь одна любви слеза
Коснется черствой целлюлозы -
На ней проступят образа
И профиль девичий, и розы.

Между прочим

Между прочим, ввели плату за стоянку на площади. И все жестяночки сдуло. А какие солидные были, жестянки-то! «Роверы», «Тойоты», «Мерсы». Выходит – понты. Обертка – супер, а за рулем – нищий. А может, и другое: жадность. И чем круче автомобиль, тем это греховная страсть сильнее. А хорошо-то как, простор какой открылся!

Мелочь, но приятно

Припирает людей потихоньку. Все больше на моих посиделках молодежи. Слушают внимательно. Особенно пришелся им по душе доклад о расчетных центрах, куда сгребают наши денежки управляющие компании. Много интересного выясняется. Оповести обо всем население – нынешнему режиму не поздоровится.