?

Log in

No account? Create an account

January 1st, 2018

Гениальное изобретение - рок: громкость, ритм, импровизация (в рамках ритма). А.С. Пушкин: «Кто жил и мыслил, тот не может/ В душе не презирать людей…» Пушкин - наше всё (как раньше: Маркс - Энгельс - Ленин). Сам по себе человек - существо весьма непривлекательное. Раскручивающаяся спираль изощренного противостояния свидетельствует: между добром и злом Homo sapiens выбирает зло. Раньше говорили - грех. Грех «овладевал душой до глубочайших тайников». Государство не только «машина для подавления». Оно есть механизм, помогающий человеку купаться в грехе, жить им. Разъединение людей на атомы, а итог скучен: большинство омещанивается, тонет в болоте обывательщины, желудка и прочих испражнений. Люди, считающие себя независимыми и выдающимися, превращаются в стадо баранов, весьма не отличимых друг от друга. Сообразительный государственник понимает: одно стадо может потоптать другое (межгосударственные конфликты). Его нужно объединить нужным хозяину способом, направить в нужном меньшинству направлении, хотя бы ценой многомиллионных жертв членов стада.
Рок-музыка - триумф грубого, беспощадного ритма. Существует много исследований о том, как связана нейрофизиологическая реакция мозга на ритмичные удары. Ритм - и вот десятки тысяч молодых баранов скачут на Майдане (глупость какая-то: «Кто не скачет, тот москаль»). Гипнотизирующая громкость (как будто сирены воют при артналете). И вот соло на гитаре или электрофоне (иллюзия свободы выбора). В СССР знали о дебилизирующих началах рока, о развратной низости джаза. Некоторые ведали - самая прекрасная музыка (как дьявольски прекрасная статуя Микеланджело девы Марии и мертвого Христа в Ватикане) несет в себе начало зла, индивидуализма, грубого наслаждения души. Многие цивилизации загоняли так называемую «музыку» в строгие рамки, которые не менялись веками. Своеволие русских народных распевов, их неумеренная печаль и безмозглая радость, море частушек - ернических, похабных, глумливых - сознательно загоняли в рамки приличий.
Голым может быть не только тело. Обнаженными могут быть и краска, и звук. Обуздываешь - значит, культурно воспитываешь человека. Ленинград оттого отличен от других городов, что схож с творением Микеланджело. Творение скульптуры - отсечение всего лишнего. Прекрасная статуя уже скрыта в мраморе. Тот, кто дает знание человеку, что отсекать, - существо не доброе. В двадцать четыре года создал Микеланджело Буонарроти свой шедевр. Поверить в то, что это - творение одинокого юноши, невозможно. Его рукой водили. И эти «кто-то» были подозрительны.
Зря вокруг рока и неестественной электронной дребедени богатые люди крутиться не будут. Огромные деньги - в раскрутку певцов со специфическими наклонностями (в том числе на ниве звуковоспроизведения - «Motor Head”, «AC/DC», «Metallica»). Аппаратура. Спецэффекты. Фирмы звукозаписи. Весь мир - Майдан. Все скачут, даже учителки на корпоративах. «Кто не скачет - тот урод». Омерзителен реп - Франкенштейн: «голова» – глупый текст; «тело» - тяжелый ритм. В ленинградском рок-кафе хотя бы Дэвида Боуи (не самого худшего из братии) иногда ставят для прослушивания.
Чай выпит. Выходим на Невский, шуршащий шинами по мокрой спине улицы-анаконды. По телику с четвертого января показывают старье. Ощущение пустоты: безлюдные помещения телестудий. Десятки сотрудников смотались на праздничные дни куда подальше. Сидят один-два человека. Ставят заранее записанные программы. Не изменны только «Фастум Гель» и «Вольтарен». Квадратное лицо Пореченкова примелькалось. Смысл жизни российского актера - годами бултыхаться а крови по ментовским боевикам, чтобы угодить в рекламу майонеза «Провансаль». Бегать здоровому детине по кухне в женском фартуке с лицом доброго олигофрена. Дурацкие стишки: «Вкус и пользу совмещай, как московский провансаль».
Во сне зашел в кафе, высматривал: есть ли кольцо с орехами и компот. Чувствую, как меняется мое лицо. Становлюсь похожим на Ричарда Гира. Забегаловка незаметно превращается в помещение, напоминающее «Клуб «Коттон». Сидят бандиты в фиолетовых галстуках. Приперся толстый азиат, кричал, что посадит меня. Он - Али. Его вся Москва и Нальчик знают. Возражал: мы в Лас-Вегасе, о Нальчике здесь слыхом не слыхивали. Это еще больше рассердило Али, а я, помня, что превратился в Гира, попытался сыграть роль крутого парня. Стал делать фигуры руками, ногами, сожалел, что нет пистолета. «А-а-а!», - орал Али, надвинулся тушей. Чувствую - задыхаюсь. Оказался в грязном питерском дворе. Где клуб «Коттон», где коржики? В середине - люк. Ощущаю, что облик Ричарда Гира утрачен. Из лаза выползает голый по пояс таджик. Он кричит: «Али! Сволочь!» Я: «Ошиблись. Али у меня за спиной». - «Вот ты где, барыга!» - кричит таджик. Выхватывает из кармана штанов пистолет. Начинается перестрелка. Падаю в грязь. Пули свистят над головой. Холодно. Просыпаюсь.

Tags:

Latest Month

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner