December 7th, 2017

Питер. Декабрь-январь 2015-2016 года. 79

Тарасовские дети - разные: старший, Федя, - большеголовый, большеглазый. В глазах - грусть. Тоненький, как тростинка. А младшенький - активный, плотный и хорошо разговаривает. Залез ко мне на колени, сует дудку: «На, играй». Тарасовы притащили маленькую елку, и мы установили ее в зале, на столе. Малыш дал мне, вместе с дудкой, барабан, трещотку, вытащил из ящика елочные игрушки, гирлянду. Играем - натянул парик, изображая Бармалея, свищу в дудочку. С кухни доносятся громкие голоса, звенит посуда, звякают ножи и вилки. Телевизор орет - идет реклама «Вольтарена». Сначала пластырь на мягкое место кладет стюардесса. Потом, на южном острове, она снабжает лекарством командира воздушного судна. Практичная девушка, не островитянка. Мулатка на шею капитану - гирлянду из цветов, а старенькая стюардесса - «Вольтарен». Послышались удары в барабан. В зал ввалился С., стучит палочками по коже. Я дую в свистульку. Пошли вокруг стола с елкой. Малыш заплясал, закувыркался, кричит: «Дяди! Хорошо стучите! Еще, еще!» Появились остальные. Степан врубил Билли Айдола через колонки. Веселье раскалялось. Пустился в пляс с Галей. Тараска - с белокурой переводчицей, а Степан - с Таней Тарасовой. Идем по кругу осторожно: под ногами вертится возбужденная детвора. Напрыгались и - снова на кухню. Раскрасневшаяся Галя - С.: «Старый ты стал, муженек. Сочиняешь глупости. Власти ему не хватает, так вот религию сюда привлек. Возвращался бы лучше домой. Все равно придешь. Никуда не денешься!» С. бьет в бонги, насупился. Говорит: «Не надо, Галя, мы же обсудили». Разговор становится серьезным. Начинаем собираться. Обещаю С. вернуться завтра.
На улице - белый свет с неба. Рваные облака, словно растрепанная вата. Выглядывает мутное солнце. Не желтое, не красное, а серебристое. Есть в океане острова с белым песком. Отдыхающие выронили из кармана серебряную монету. Ее половинка выглядывает из песочка. Праздношатающийся видит кончик, хочет взять, а не получается. Фантазия идет дальше - это боженька по облачкам гулял, солнышко из кармана выронил, оно чуть было не зарылось в светлый песок облаков. Все видят солнышко-монетку, да взять не могут.
Облака бегут. Бледный круг светила то выглянет, то скроется. Мелькают проплешины нежно голубого неба. Я и В. тащим на плечах малышню. Младший недовольно покрикивает: «Но, дядя, но-о-о!!!» В. тащит громадный пакет, в котором старая куртка, штаны, ботинки. На остановках плакаты, оповещающие о скорых концертах Ваенги. Тарасовы уезжают на троллейбусе. Нам с В. - в новую Санкт-Петербургскую оперу.
Мама заранее купила билеты на спектакль в Мариинку и в Новую оперу. На Комендантском проспекте, в самом начале платформы, стоит гитарист с маленькой колонкой. Очевидно, грамотный музыкант, наигрывает Вивальди. Спешить некуда. Стоим, слушаем. Вылезаем на Адмиралтейской. Тоже гитарист. Парень классно наяривает «Danger» Эрика Клэптона. Высокая, толстая девушка обходит музыканта с разных сторон, делает снимки на фотоаппарат с дорогим объективом. Пытается присесть, да не получается. Спрашиваю: «Зачем вам этот парень? Фотографируете, как рок-звезду». Толстуха: «Не парень он мне - муж. Слышите? Классно ведь играет. Выдающийся мастер. Никто не знает об этом. А жить на что-то надо. Делаем снимки, записи, размещаем на ю-тубе. Помогите! Пожертвуйте!»
Помогаем, В. жертвует пятьдесят рублей. Тянется реклама «Игры престолов» по всей стене. Сообщают о спектакле «Кыся» с Нагиевым. Комедия «Девушка и император», многочисленные антрепризы. Вылезаем на поверхность. Провожают нас из подземелья звуки гитары. Идем в сквер перед зданием Конституционного суда. Падают редкие снежные хлопья. Гром-камень. Памятник Фальконе: визитная карточка не только Ленинграда, но и всей России - подобие Кремлевским башням. В. уходит к Исаакиевской площади. Мне - на Шпалерную. Улица узкая, словно ущелье. Объявления-плакаты - красочные, большие: Джакомо Россини «Севильский цирюльник» (солист восседает на деревянной лошади); Пуччини «Мадам Баттерфляй»; Верди «Риголетто» (там актер расселся, в белом, на троне, а вместо лица - маска, стилизованная под солнце. Много концертов - и только мировая классика (арии и сцены из опер русских и зарубежных композиторов): «Евгений Онегин», «Дон Жуан», «Травиата», «Сельская честь». Мне предстоит смотреть концерт «Музыкальный Петербург XIX века».

Деловая переписка

ПРОКУРАТУРА ЧУВАШСКОЙ
РЕСПУБЛИКИ

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики
Молякову И.Ю.


Прокуратурой республики рассмотрено Ваше обращение в интересах Федорова С.А. по вопросу переселения граждан, проживающих на территории Заволжья г. Чебоксары в зоне подтопления Чебоксарской ГЭС.
Установлено, что на основании распоряжения главы администрации г. Чебоксары от 10.04.2003 №839-р межведомственной комиссией в целях решения вопросов, связанных с переселением граждан из зоны подтопления водохранилища Чебоксарской ГЭС, проведено обследование технического состояния жилых домов №№1, 1а, 3, 4а, 5а, 10 по ул. Песчаная и №№2, 2а по ул. Центральная пос. Октябрьский г. Чебоксары.
Collapse )