July 29th, 2017

Соловей

К исходу мая круче холода,
Лежат пласты измызганного снега.
Густа в канаве черная вода,
На почках квелых гибельная нега.

Стекло бессилья, сизое, как ртуть,
Застыло пленкой гладкой меж стволами.
Лишь свет луны разматывает путь,
Клубок теней пустив над головами.

Давно по окнам отхлестал закат,
Кровавым тестом вспучился, раздавшись.
Скрутил фонарь: он светит слабо, смят,
В квашне, как в лапах липких оказавшись.

Чуть слышно - трель: три ноты, два свистка.
На робкий зов никто не отзовется.
Но птичка сыпет дробью вдоль лотка,
Не умолкает, бедная, скребется.

Исчезнет вдруг, но снова прилетит,
В наличник лапкой сморщенной вопьется.
Полночный гость. О чем он гомонит?
Зачем во тьме на слабых крыльях вьется?

Быть может, дрозд? Он раньше соловья
Терзает тюль воздушной занавески.
А все ж дрозду солировать нельзя -
Трещит, как клык иззубренной стамески.

У соловья, без тяжести, легко,
Протяжный свист тревогу пробуждает.
Плеснет во мрак рулады молоко
И, не смущаясь, трелями играет.

Комочек малый: перышки да клюв,
А сила прет красою неземною.
Сквозит морозцем яростный поддув,
Лишая песню соловья покоя.

Неверно, чтобы кто-то истекал
С высот великих в маленькое тельце:
Певца распучит шариком, нахал,
Подсыплет с крыльев ледяного перца.

А май все круче потчует зимой.
В седьмом колене трели расцветают.
Певцу на юг не хочется, домой:
Без песен там живут и умирают.

Мелочь, но приятно

Все новые люди посещают по средам меня с Тамарой Арсеньевной Манаевой. Возрастает «градус» обращений. Запомнился молодой человек, вставший на путь борьбы с местным УФСИН. Дальновидный парень, говорит: «Помогите, Игорь Юрьевич. Без вас – сомнут». Подумал: «Если решат смять, то сомнут обоих. А жить еще охота. Черт с ним, рискну, попробую помочь парню».

Между прочим

Между прочим, зря Ладыков с Медведевым «тусуется». На него «серьезные» люди ставку сделали. А он с человеком, заявившим «денег нет, но вы держитесь» (и это при наличии 120-долларовых российских миллиардеров) рядом ходит. И ведь правильные шаги делает чебоксарский «старатель». Сообщает об отремонтированных дорогах, а про «едро» забыл. Игнатьев «выдавливал» из республики «Дорисс» (любимцев Федорова), а он им подряды дает. Одним словом, «стал на тропу войны», «откопал свой томагавк». И вот такие непростительные ошибки. В нынешних условиях подальше от Медведева держаться надо.