June 26th, 2017

Заметки на ходу (часть 270)

Впрочем, публика вокруг изысканностью одежд не отличалась. В Поваровку приезжали дети сотрудников Академии и ВПШ, мелких чиновников из МИДа, из ЦК партии. Ты мог быть сыном слушателя Академии, а рядом с тобой была дочь вэпэшовской буфетчицы, как случилось чуть позже с моей лагерной любовью Танюшей. И все-таки это был лагерь Академии при ЦК КПСС и самой Старой Площади.
Collapse )

Москва. 20-22 декабря 2015 года. 7

Открылась площадь с памятником Марксу - Театральная. Разрезана широкой улицей. До Большого театра далеко, но видно, что перед ним словно яркий костер полыхает. Справа - «Метрополь», через дорогу - Малый театр, который сейчас на реставрации. Счастливый человек Юрий Соломин. Успеет войти в обновленный театр. Ему удастся поработать там. Слева - то, что осталось от гостиницы «Москва». К Большому театру, где полыхает, пойду не сразу. Очень хочется посмотреть, что к новогодним праздникам приготовили на Театральной.
Красное и синее. Влажный воздух напитывает стволы деревьев чернотою. Кусты в предутренних сумерках, как темные сети, накинутые на что-то большое, желеобразное. С чернотой варварски сражаются электрические плети, хлещущие наглым светом. Прислушался - не стонут ли от боли деревья. Раскалили в жаровне гибкие прутья, запутали их. Деревья молчат, хотя «шкуру» их нещадно прижигают. Черное - терпеливое, живучее. В фильме про товарища Камо показано, как его пытали: раскаленный прут прикладывали к плечам, спине. Он - не стонал. Мучители интересовались - не чувствует ли он боли? Глаза актера, игравшего революционера, горели темной синью. Когда у Шепитько в «Восхождении», пытали Сотникова (прикладывали к груди разогретую в жаровне железную звезду), то боец страдал, стонал. Взгляд артиста (Борис Плотников) истекает страданием. Закрыл глаза, сконструировал в голове этот вертеп мучений, убрав лишние детали (шум машин, шарканье редких прохожих). Получилось жутко: обвитые синими проводами, деревья молчат, но ощущение, что еще немного - и они повалятся от перенапряжения. А запутавшиеся в красных проводах - извиваются, черная плоть размякла, течет, выдавливается через пурпурные полосы.
Со страха - открыл глаза. Передо мной - парочка. Девушка толста. На спине - рюкзак, смотрится кукольным мешочком. Пузата. Сильными руками отроковица обхватила парнишку. Он - половинка ее. Гнется на ее обширном животе, грудью врезается в массивный бюст. Шапочка сбилась на затылок, а сластолюбица, чмокая, захватывает губами половину лица жертвы, лижет, отстраняется, смотрит жадно на попавшегося, снова лижет. Как эскимо. Ноги-столбы широко раскинуты в упоре, и ходульки паренька болтаются, как две веревочки, между массивными сооружениями. Обсасываемый вид имел безучастный, валандался, так как амазонка легкими шлепками поворачивала его, облизывая с боков, захватывая уши и часть затылка.
Только что привиделись омертвелые стволы деревьев, спутанные раскаленными проводами. И вот - тоненький мужчинка и омертвел, и колеблется. В общем, как деревце из моего кошмара. Заложник монструозного создания. Слышен тихий стон: «Крис-ти-на-о-о-о…».
Поспешил прочь. Псевдоизбушки. Опутаны зелеными и желтыми гирляндами. Белая стена, волнообразная, с голубой окантовкой. Деревянные панели. Обширные витрины, проделанные в них. Пластик. За прозрачным плексигласом - сугробы из чего-то блестящего. Игрушечный лес. Озеро. По нему, навстречу друг другу, плывут белый и черный лебеди. На берегу - еле видный барабанчик, на котором закреплена балеринка-куколка. Легкое жужжание. Барабанчик крутится, а вместе с ним и балерина. Долго смотрю в ее круглые, мертвые глаза.
Перехожу к следующей витрине. Голубоватый свет сменяется темно-алым. Зал в богатом доме. Наряженная елка. Полыхает камин, и от него алые блики мечутся по стенам. В центре два кружочка. На одном - Щелкунчик. Он протянул деревянные руки-обрубки к соседнему кружку, на котором должна стоять девочка. Квадратные зубы уродца ощерены. А девочка (вероятно, от страха) рухнула, валяется между вращающимися барабанчиками. Электромоторчики воют, механизм заклинило. Зажало ноги куколки. Щелкунчик желает повернуться, не получается. Его сабля бьется о застрявшую ногу. Рухнувшая девчушка вызвала в памяти Натали Портман в фильме «Черный лебедь». Щелкунчик, с его крепкими зубами, воскресил в памяти нехилые клыки режиссера Кончаловского. Он недавно снял мультфильм про деревянную орехоколку.

Между прочим

Между прочим, необъятна популярность некоторых политических личностей. Тень одной такой накрыла и Чебоксары. Известно, кто у нас нынче в «няшках» (особенно после передачи «Хохотунов» Урганта, Мартиросяна, Цекало и «бравого парня» из Челябинска). Ну, это та, у которой бетонные бюсты мироточат.

Мелочь, но неприятно

Лет десять назад – популярная закусочная. Сам, грешник, брал пирожок и за одиннадцать рублей двести грамм портвяшка. Выпьешь - и как тот гражданин, идешь, улыбаешься. Видно, поумирали все завсегдатаи. А вместо закусочной – уже привычная мастерская по изготовлению каменных изделий, которые устанавливают на скромные холмики.

Деловая переписка

Прокуратура Чувашской Республики
Генеральная прокуратура Российской Федерации
Директору Федеральной службы безопасности Российской Федерации
Бортникову Александру Васильевичу
Президенту Российской Федерации В.В. Путину
Комитет Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по
безопасности и противодействию коррупции
Пискарёву Василию Ивановичу

Депутата
Государственного Совета
Чувашской Республики
Молякова Игоря Юрьевича


Обращение

В ходе депутатского приема ко мне обратилась гражданка Николаева Маргарита Михайловна, проживающая по адресу: 428015, Чувашская Республика, г.Чебоксары, ул. Радужная, д.13, кв.86 с жалобой на действия ООО "Директ Почта" и иные организации, перечисленные в её обращениях и жалобах с просьбой "оказания содействия в рамках закона Российской Федерации в получении выигранных выигрышей и в выплате компенсации за причинение морального и физического вреда, а также в привлечении виновных за мошенничество и подлог к уголовной ответственности".
Collapse )