May 27th, 2017

Словотворец

Согласье слов сцепленьем ржавых скоб
Лежит на черных углях бедной речи.
Она груба. В морщинах бледный лоб
Простак о смыслы темные калечит.

Простым проста его слепая страсть.
Он верит в звоны чистые, с упорством
Долбит по смыслам, в этом ищет сласть,
Как мед густой в дупле засохшем, черством.

Все бьет, ровняя, шишки на штыре.
Идея-столб скрипит, но, не склоняясь,
Торчит щепою белой на горе,
Занозой острой в облако впиваясь.

Из плена скоб, забитых в ржавый круг,
Он тянет прут средь скрежета и рева.
Сведет в кольцо, потом еще, на сук,
Напишет не приглаженное слово.

Берет, что есть, бредет к штырю в горах,
Сопит, гремя, нанизывает кольца.
И, вдруг, над ним, в неведомых мирах,
Рассыплют звон святые колокольца.

Мелочь, но неприятно

Грубо. И глупо. Нет мозгов у того, кто совершил подобное. Памятная доска. В доме жил Герой Советского Союза Орлов. Памятный знак очень скромный, остановится прохожий – захочет почитать о герое, а тут в глаза лезет наглое предупреждение: «Сюда не ходи – туда ходи. А то лед в башка попадет, совсем мертвый будешь». Если остался хоть один умный человек в руководстве Ленинской районной администрации, то обязательно перенесет заполошное объявление в другое место.

Между прочим

Между прочим, думал: «Все как всегда. Дворы, подвалы, крыши». Однако в самом начале взят в оборот энергичным гражданином, готовым идти в любую аудиторию: двор, трудовой коллектив, школа, дом престарелых. Нести весть о справедливости. Глаголом жечь сердца людей. Минут сорок «жег глаголом» меня. Остальная публика возмутилась: «Ей тоже нужен доступ к «телу». Долго разъяснял намерения товарища. Прочел текст закона о патриотическом воспитании молодежи, который подали в Госсовет с Сергеем Павловичем Семеновым. Присутствующие признали значимость произнесенного текста.