May 19th, 2017

Москва. 28-29 ноября 2015 года. 28

К «могильным» фотографиям Серова пришел М.. Смотрел на сестер Боткиных, на жену Серова (а больше и не было никого). Задумчиво произнес: «Даже дурное творчество, если сохранится, со временем будет востребовано. Время удивительным образом «вытягивает» из пустоты «прибавочную стоимость» любой поделки. Обычная прялка, подставка для лучины, детская зыбка - сегодня ценность, разыскивают, помещают в музеи». - «Не из пустоты, - отвечаю я. - Плоть художника ценна. Вон она - в яме. Но сколько тем, людей, событий он успел «зацепить»! След его таинственного «коготка» на их коже. Они же входят в память о художнике. И в этом смысле творец жив. Это как с подставкой под лучину: тонкий чугунный штырь, на конце трезубец, в него всовывали щепку. Смотрит потомок на немудреное изделие, прикидывает - тысячи щепок горели, тускло светили, освещали, поколение за поколением, людей в льняных рубахах, голозадых ребятишек, стариков в овчине. За лучиной возникает образ полутемной избы. За ним высвечивает судьба изображенного. Память есть взаимосвязь, осмысленная со стороны. Умер князь Голицын. Умер Серов. Связь осталась. Некто Моляков вспоминает о Голицыне, о Серове, размышляет о связи двух людей, двух жизней. Неизбежны позитивные ощущения – оживает то, что зовем душой. Душа, способная одолеть себя - дух. Князь Голицын родился в 1847 году, скончался в 1932. Никто не репрессировал. А ведь став градоначальником московским, принял город с керосином и водозаборными фонтанами, а оставил с телефоном, трамваем, теплоэлектростанциями. За границу не уехал. Революцию принял. Большевиков не проклинал, перебрался в провинцию, в Богородицк, где и проработал до кончины библиографом Отдела народного образования. Все силы отдал внедрению книги в народную жизнь. Или Зинаида Юсупова, красавица. Успела на британский линкор «Мальборо» (прислал король Георг Y). Улизнула от новой власти вместе с усатым мужем. Вон, видишь, он, гордый, сидит на белом коне в Архангельском. Жили в Риме до 1928 года. Поле кончины мужа переехала в Париж, где и померла. Сын Николай застрелен на дуэли. Что стало с убийцей Распутина, Феликсом, уже не помню. Если бы не Серов, никто бы не знал о бульдожке Гюгюсе. Видишь, какой клубок навертывается?»
М.: «Я про изменение стиля. Не просто картины с изображениями людей, природы, театральными декорациями. Не просто память, а расширение фактов, их окраска, насыщение звуками. Воспринимать (и вспоминать об этом) - здорово. Важно, что Серов - не Врубель. Оцениваю по-своему, отлично от других, но ведь это и есть я, по-своему интерпретирующий то, что оставили творцы. Получается жизнь души, просто гражданин Серов, господин Врубель. Живая память клубится, как будто проскакал конь, а за саночками взвилось белое облако снега. Не просто «передвижники» и «модернисты», условно «Репин» и «Мир искусства». У передвижников - обнаженная донельзя этика. В «Мире искусства» - эстетика на первом плане, а мораль на втором. Небольшой кружок модернистов, в бытовом плане, аморален. Но он - следствие, ближайший родственник тех же передвижников. Какое гигантское расширение темы! Сколько возможностей для интерпретации, выводов, догадок! Лучшее, чем человек способен заполнить случайно выпавшие на его долю несколько десятилетий существования. Во-первых. Особенности пластического языка модернистов: декоративно-плоскостное решение композиции. Акцент на орнаментальную изысканность контурного рисунка, повышение роли цветового пятна. В 90-е годы, в портретах Серова, ничего этого еще нет, но роль цвета чрезвычайна. «Девочка с персиками» - фон светлый. Портреты Голицына, Горького, Познякова - на темном фоне, а в фигурах много острых углов. В портрете Морозова воспроизведение матиссовских мотивов. И, уже на нижнем этаже, или в эскизах к балету «Шехерезада», модернистские решения выпирают со всей очевидностью. Холодная гамма, стилизация художественных форм. И ведь я рассуждаю об этом. Это так увлекательно! Вот и жизнь случайная кажется не такой скучной. И самому хочется вот так же поиграть с «расширениями» реальных фактов. Так и время пролетит».
Я, с некоторой долей цинизма, подхватил: «Важно, чтобы памятных персонажей было в меру. Иначе жизнь набухнет, как грыжа. А она ведь, в основе, - сухая, серая вещь».

Между прочим

Между прочим, зеленый газон – это дорога. Вернее, должна была быть ей. Вместо этого грязная колея, ведущая по улице Садовая, перед предполагаемой дорогой делает резкий поворот и идет прямо по дорожке возле дома. Беспрерывно едут автомобили. Толкают коляски молодые матери. Из-под колес выпархивает малышня. Мелкие жители пятиэтажки, рискуя еще не начавшейся жизнью, стремятся к раздолбанной беседке, которая заменяет собой и песочницу, и горку, и качели, и карусели. Особо живописный вид внутридомовой колее придает древний, толстый слой глины.





Мелочь, но неприятно

Некая Алевтина Егоровна, приехав на информационный день в Ишлеи, рассказала о Годе экологии в Чувашии. Рассказ вызвал глубокое недоумение. Выйдя, люди громко смеялись. Очистные в Ишлеях есть, но лет двадцать они уже не действуют. Нечистоты попадают в речку Унга, а уж оттуда все это дерьмо струится в матушку Волгу. Не поверил, думал, такая дикость творится только в Янтиково. Пришли на место. Действительно, не обманули люди. Больно разлилась река нечистот. А какой «чудный» запах!



Деловая переписка

Депутату
Государственного совета Чувашской Республики Молякову И.Ю.


ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ФОНД
ОБЯЗАТЕЛЬНОГО
МЕДИЦИНСКОГО СТРАХОВАНИЯ
ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Уважаемый Игорь Юрьевич!
Территориальный фонд обязательного медицинского страхования Чувашской Республики (далее - ТФОМС Чувашской Республики) на Ваше обращение от 20.04.2017 № 04-144 сообщает.
В соответствии с действующим законодательством в сфере здравоохранения медицинские газы (кислород медицинский газообразный и жидкий, ксенон и пр.) относятся к лекарственным средствам.
Collapse )