May 11th, 2017

Москва. 28-29 ноября 2015 года. 22

Мы - внутри, а наши соседи - в очереди, на морозце. Им долго стоять. Молодец М.! Берет контрамарки в разных кассах на удостоверения. Экономия - 800 рублей. Совесть скребется, но слабо. «Химичим» с билетами. Кто-то «химичит» с нефтью и газом. Психологически - одно и то же. Человек мал, что в оболочке магната, что в оформлении мелкого недоинтеллигента, типа меня. Был бы интеллигентом, то заплатил бы. Вместо этого «сочинил» устройство, позволяющее снимать вещи, которые снимать запрещено. Например, выставку Серова.
Напротив «туалетного» коридора, не маленькая застекленная комната. Стеллажи. Слепки рук, ног, греческих голов. Рулоны бумаги. Краски. Ряд парт, а за ними - дети, совсем маленькие. Малюют акварелью на листах, перемазались - у кого нос зеленый, вон у той девочки синее ухо. Прикусила губку, старания не удовлетворяют, малышка недовольна. Кисточкой трет ухо. Вот оно и синее.
Здоровенный человек, в густой бороде и потертых джинсах, склоняется над художницей, огромной лапой отводит ручку с кисточкой от уха, улыбаясь, что-то говорит. Улыбка, из-за бороды, получается звериная, но девчушка не пугается. На соседнем ряду - малышня, но не рисует, а лепит из пластилина. Там хозяйка - маленькая женщина с японским лицом. Малыши такие же чумазые и упорные.
Перед серьезным обходом важно сделать все насущное. На Крымском валу заведение приличное, но сегодня в нем толпятся мужики, тесно. Возле раковин - вода, ее развезли уличной обувью. Грохочет ящик, из которого непрерывно рвут бумажные полотенца. Благородно, басовито мычит сушильный аппарат фирмы «Bally».
Возле класса, в котором дети рисуют и лепят, на полу, несколько разноцветных листочков. Провозглашают: «Музей будущего для детей и взрослых. Возрастных и профессиональных ограничений нет». Спонсоры: Билайн, Ниссан, радиостанции, телеканалы. Говорю М.: «В школе императрицы Александры Федоровны, что кормит тебя, должны появиться люди от «МТС» и «Тойоты». Будешь носить замшевые пиджаки и ковбойские сапоги на скошенных каблуках. А то ходишь в китайских пуловерах». Брат в ответ сует мне план Третьяковки на Крымском. Их, за долгие годы, скопилось штук десять. Выучил: залы с первого по одиннадцатый - искусство 1910-1920 годов (Татлин, Коненков, Малевич, Фальк, Лентулов, Гончарова, Ларионов). В залах с 30 по 37 годы пятидесятые (Пластов, Угаров, Стожаров, Салахов, Кантор, Краснопевцев, Коржев).
Беру проспект. Подписываю, какого числа посетили выставку. Маленькие картинки-квадратики. Манят. Тянет ходить по залам долго, неторопливо. Вроде бы, все хорошо известно. И вновь что-то новое дает Кандинский, Дейнека, Петров-Водкин: «Ученики Серова тут, - не ответив на выпад про спонсоров, констатирует брат, - Кузнецов, Петров-Водкин, Сарьян, Ульянов, Юон. Вчера, в Архангельском, ходили по тем местам, где, очевидно, прогуливался Валентин Александрович». Замечаю: «Прогуливался? По фотографиям, об этом человеке «перехода» не скажешь. Сумрачный взгляд. Тяжелая мысль, усталость от всего. Прожил-то сорок шесть лет. Износился в работе. Многочисленная еврейская родня. С 1897 года руководство мастерской в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (первым начал использовать для обучения обнаженную натуру, работал рядом с учениками)».
Поднялись по широкой лестнице на второй этаж и, отдав билеты, прошли в зал, возле которого висел плакат во всю стену: «Девочка с персиками». Пристроил камеру для незаметной съемки. М. сосредоточился. Пепельные волосы дыбом. Взгляд проницательный. На изготовке блокнот для зарисовок, карандаш. Про меня забыл. Начался напряженный процесс работы.
Пошел осваивать пространство в одиночку. Делать это можно неторопливо. В запасе несколько свободных часов. Потолок зала - в квадратах пластика. От них - мягкий свет. Расставлены светло-зеленые щиты. На них - бело-серые пластины, в центре которых - полотна.

Между прочим

Между прочим, говорят, мы раскачиваем лодку. А чего ее раскачивать, если море бушует? Новочебоксарцы вышли на митинг, потребовали отставки Игнатьева. А мы почему-то оказались виноваты. Парадокс!



Мелочь, но приятно

Вадим обрадовался. У мамы в Ленинграде в прихожей висит старый концертный плакат. Пели: отец и Буряченко-старший. Буряченко же младший – ближайший друг Вадима. Взял он стремянку, поднялся к афише, сделал снимок на память, а фотку отнес своему другу.

Деловая переписка

ПРОКУРАТУРА ЧУВАШСКОЙ
РЕСПУБЛИКИ

Депутату Госсовета ЧР Молякову И.Ю.

Уважаемый Игорь Юрьевич !
Прокуратурой республики рассмотрено Ваше обращение о несогласии с врученным Вам «официальным предупреждением» о недопустмости нарушений законодательства при проведении встречи с трудовым коллективом ГУП ЧР «Чувашавтотранс», а также несогласии с личным осмотром с использованием металлодетекторов пришедших на встречу граждан.
Collapse )