April 23rd, 2017

Заметки на ходу (часть 261)

Чувство гадкого наслаждения оттого, что ты можешь что-то, чего не могут другие, а самое главное, ты публично демонстрируешь то, чего не могут другие, оказалось таким же мощным, как и московская жадность.
Когда отец работал первым секретарем Чебоксарского горкома, мы подъезжали на служебной «Волге» к зданию театра, в котором выступали то Рихтер, то Штоколов. Я выходил с заднего сиденья. Тут же выскакивал здоровый уже Олежка. Впереди чинно шли отец с матерью. Вокруг были люди (чебоксарская культурная публика), которые к театру подъехать на черной «Волге» не могли. Какими глоазами смотрели собравшиеся на нашу семью! Такими же, какие были у московских пацанов, когда осуществлялся обмен со старшеклассниками. Внутри у меня пело: «Смотрите, смотрите. И не зыркайте зло своими зенками!» Подъехать на «Волге» к театру. Но так, чтоб окружающие это видели.
Collapse )