April 15th, 2017

Заяц

Не много их и было-то, побед.
Хромая жизнь тащится по канавам!
Вздохнув, прикинешь - а удач и нет.
Истома ноет чайником дырявым.

Зевота черной пастью раздалась
До величин ночного безграничья.
Я - заяц, чья губища не сраслась:
Зевком одним прихлопнул все приличья.

Урод ушастый - вот мой оберег.
Не встать такому хлипкому средь сечи.
Рукой не зачерпнуть кровавый снег,
Чтоб остудить лицо свое и плечи.

Свершившихся побед, считай, что нет.
Судьба не приготовила подарков.
А я б воспрянул. Пурпуром одет,
Светил во мраке трепетно и ярко!

Пласты времен сдвигаются. В горах
Скрежещет хаос диких наслоений.
Ведь черте кто болтается в богах -
Шмыгнул меж плит, и - вот вам гений!

Не им ли мне молиться натощак,
С русачьим жаром млея по капусте?
Бесславна жизнь, а все-таки не так!
Мне ведом толк гурмана в сочном хрусте.

Слои сомкнутся. Может, и очнусь.
И вновь с разъятой заячьей губищей.
Удач-то нет! Покорно потащусь
В бесславной маете за пищей.

Мелочь, но неприятно

Тамара Арсеньевна Манаева, Сергей Федорович Беккер, Анатолий Петрович Григорьев и я. Село Красноармейское. Юрий Витальевич подготовил троих, вступающих в партию. Вручал билеты, а потом женщина долго благодарила нас за то, что помогли сделать перерасчет за излишне начисленные тепло и электроэнергию. Начало-то было хорошим, а потом началась дикость. Микрорайон финских домиков. Домики сгнили, полы в квартирах провалились, освещения в коридорах и на улицах никакого, разбитые дороги. Отсутствие теплоизоляции на трубах с горячей водой. Ужасная ситуация с мусором. У всех финских домиков полностью разбиты отмостки. В одном из домов из дырявой трубы хлещет горячая вода, течет ручеек, дымится. Женщины, которые водили меня и Петровича по этому захолустью, безнадежно вздыхают: «С января хлещет. Звонили в аварийку – никому ничего не нужно».