February 23rd, 2017

Москва. 24-28 октября 2015 года. 16

Жуткие подвалы. Несется бодрая, нестройная мелодия, исполняемая медными инструментами. Выкатываюсь в квадратное полутемное помещение. На стене нарисованы два счастливых пенсионера: он - в джинсиках, она - в коротких штанишках. Счастливо улыбаются, видно, отдыхают на Кипре. Фигуры счастливцев убраны цветными лампочками, что придает изображению элементы цирка. А за ветхими счастливчиками фанерные темно-красные исламские террористы. Вид звериный (автоматы, гранатометы). Это - справа, а слева бушующая молодежь в темно-синих тонах. Швыряют камни, размахивают арматурой. Юнцы обрамлены синими лампочками, а террористы кроваво-красными. Вывод: старых мещан в будущем ничего хорошего не ждет.
Напротив плазменный телевизор. Внутренности ржавой трубы, перекрытой приваренными балками. Девушка в тесных шортах, кургузой маечке не может пристроить длинные ноги на ржавых перекладинах. Возится 3, 5, 10 минут, переползает в душной грязи с одного места на другое. Обильно потеет. Снаружи доносятся металлические звуки, и настроение зрителя портится. Неожиданно - сияние, страдалица выбирается из рыжего жерла железяки, вокруг солнце, зелень, желтые цветы. И снова - темень, ржавчина, духота и девица, похожая на вялого червяка.
Впадаю в узкое, как канал, пространство, залитое бледно-голубым, мертвенным светом. Большие стекла соединены попарно, а между ними зажаты ростки растений средней полосы - ясень, клен, ольха, тополь, осина, липа. Два-три листочка, небольшой корешок - абсолютный образ смерти.
Пройдя «бледный» канал, попадаю в темное пространство. На стенах видеоизображения с бессмысленными надписями. Металлургический цех. Только что бомбили, в некоторых местах валит пар и черный дым. Больше ничего не происходит. Зато другие сюжеты богаты. Некое существо в костюме петуха. Петушиная голова с большими белыми глазами смотрится четко. «Импровизированный» петух ходит, важно выставляя лапы-ноги. Вот он на крыше производственного корпуса. Все поросло молодыми березками, и человек-петух вьет гнездо, таскает охапки травы. Вечер. Солнце клонится к закату. Помещение с выбитыми стеклами. Груды книг. Существо берет одну книжечку, вторую. Они не держатся в крыльях, падают. Снова заброшенный завод. Кочет закутался в рваную прозодежду, стоптанные башмаки. Прихватывает кучу тряпья. Несет из одного угла в другой. Внизу бежит подстрочник из чеховской пьесы: «Многоуважаемый шкаф». Автор видеоряда мудрит.
В Древней Месопотамии, в Египте человек и животное сливались в одно целое. Хаос. Один фантастический зверь Мушхут чего стоит! Обнаружил его немец Роберт Колдовей. Свихнулся. Полагал, что Мушхут (помесь льва, орла, змеи, скорпиона) являлся драконом Мардука. Создала его Тиамат (она же океан, мать всех драконов, четвероногих чудовищ). Тиамат - чистый хаос. Пошли люди с звериными головами и, наоборот. Анзуд - орел с львиной головой (посредник между богом и людьми). Львиная голова имелась у Ламанту - женщины-демона. Драка Тиамат и Мардука. Тиамат придумала одиннадцать чудовищ. Кентавры - туловище человека, голова лошади. Умели летать. Ехидна - полуженщина-полузмея. Гидра. Эриния. Кентавр. Сцилла. Бог Гор - с головой сокола, а Тарка - женщина с головой птицы и страшно вонючая.
Египет, Персия, Междуречье, Китай, Индия - культуры, замкнутые на себе, а вот греки стремились к всеобщности. Восприняли «осколки» иных культур - кентавры, летающие боги торговли и фантастические полулюди-полукозлы. Но возник идеал совершенного человека. Никаких змей вместо волос. Отсутствие богинь, обращающихся в коров (волоокая Гера). Трагические формы.
Более древние образы никуда не исчезли. У нас - Жар-птица, Феникс, Сирин, Алконост. Птица Стратим. До греков человечество так и не «допрыгнуло». Бродит обалдуй в смешном петушином обличье. Курлычет про «многоуважаемый шкаф». Дома, заводы, фабрики разрушены. От греков - обломки, тряпки (ведь книжки-то на помойке). В последнем эпизоде человек-кречет в пустой комнате манерно раскланивается со мной, единственным зрителем.

Мелочь, но приятно

Волновался Геннадий Иванович Зайцев. Призывала прийти всех на митинг Тамара Арсеньевна Манаева. Десятки людей абсолютно бескорыстно разносили объявления о мероприятии, газеты. Их усилия не пропали даром. Народу пришло очень много. Про меня написали, что Моляков подмазывается к народу, нашел какую-то фуфайку и изображает из себя бедного. А у меня для сильных морозов и пронизывающего ветра и нет ничего другого, кроме бушлата. Вещь надежная, теплая, ничего другого и не надо. Старенький я уже, красоваться. Кашку по утрам кушаю. Зарплаты-то пять месяцев уж нет.