February 19th, 2017

Заметки на ходу (часть 252)

В ту жаркую ночь, когда томление стало непереносимым, я поднялся с постели и пошел в туалет. Никого не было, только горели лампы дневного света. Окна в коридоре были открыты настежь, слегка колыхались белые занавески, и плыл, ласкаясь, ветерок.
То, что в коридоре никого не было, было хорошо. Мои синие сатиновые трусы топорщились спереди, и было совершенно неясно, как снять это напряжение. Зашел в туалет. Там те же белые, мертвые лампы. Журчит вода. Чуть пахнет хлоркой. Окно так же, как и в коридоре, открыто, оттого воздух, как вода в медленном прибое, ходит туда-сюда. Приспустил трусы. То, что открылось, буквально потрясло меня. Все было необычно длинно, толсто, возбужденно. Но самое главное – впервые в жизни высунулось нечто, не виданное мною никогда. Как головка спереди торпеды или пули. Это наконечие было, как и на пуле, четко обозначено, просто здесь, вниз, опустилась и собралась тонкая кожица. А вот это, высунувшееся, было красным, тяжелым и наглым. Всем воспаленным видом это нечто заявляло: «Сейчас здесь главное – я. И сейчас, и всегда буду главным в тебе во всем. Тяжелое и красное».
Collapse )