December 16th, 2016

Крым. 2015. 189

Год назад лил дождь, и, спустившись с Карадага, наблюдал пьяного в баре одной из гостиниц. Потом были еще поддатые люди, а на лодку, до «Золотых ворот», собирали пассажиров, чуть ли не два часа. Ходили двое по набережной - большой и маленький. Малыш говорил здоровенному мужику: «Большому кораблю - большое плаванье». Тогда вода была чиста и спокойна, будто и не было ее, и только разноцветные камни лежали, словно масляные, и светились.
К Коктебелю подъезжаешь среди невысоких гор, холмов, живописных «вздернутостей» породы. Ощущение, что циклопических размеров пахарь рыл берег моря плугом. Работу не доделал, бросил, а ветер, за многие миллионы лет, сточил опасные гребни отвалов. Они закрывают поселок от степных ветров, по которому шлялась уйма советских писательских и музыкальных знаменитостей. Читаешь, и, что до революции, что после, местное вино пили бочками. А выпивший расслаблен и волен в мыслях. И Алексей Толстой, и Нагибин, и с режиссер Кончаловский.
Макс Волошин обожал собирать интеллектуалов да устраивать на древних берегах нечто непотребное. Кажется, что и планеристы, десятилетиями взмывающие с гористых склонов, слегка нетрезвы.
Сегодня ветер несет вдоль главной улицы пыль. Солнце палит. Был дождь. Туман скрывал складки, цвета бегущих к морю горных гряд. Но и солнечное свечение, расплавленное, легкое, окутывает их не хуже тумана. Не разобрать, как кручи уходят в море. Оно бледно-голубое, почти белое, а каменные кряжи, под золотистой парчой, еле видимы.
Волошин нарисовал множество акварелек в окрестностях поселка. Все так же: почти белое море, еле видные очертания гор, желтоватое сияние, расплескавшееся и застывшее. Макс любил древность. Скорбел о том, что она безвозвратно ушла. Гомер подходит к этим местам (здесь же писал свое знаменитое стихотворение Мандельштам). Русским интеллектуалам ближе миф, чем реальность. Кто Одиссей? Вождь дикого племени. Наложницы. Язычество. Взял и переспал с Калипсо. Устроил кровавую бойню, завалив кучу женихов и ухажеров Пенелопы. Жертвоприношения. Отсутствие морали, в христианском понимании. Одежда из шкур. Козы с овцами. Молоко. Сыр. Голые камни островка Итака.
У греков не было сладких вин. Кислятина. Бронзовые мечи тупились быстро (мягкий металл - не железо). Резали головы тупым оружием. Мозжили дубинами. Одиссей пошел на Трою. Мог отказаться, но тогда другие греческие племена и полисы ему бы не помогли. До древней бытовухи шутникам Серебряного века не было дела. Им чудилось, что древняя Киммерийская земля - земля достойно умирающая. О смерти человеку кое-что известно. А об увядании земли? Мокнет ли она, как гнойная рана, растекаться в слизь? Или же зреет, как жесткая трава? Волошин стремился ухватить красоту увядания, свет смерти, скорбь моря. Все это спокойно, как желание освобождения.
Идем к морю. Магазинчики открыты. Их много. Да и отдыхающих немало. Популярное место, наполненное особой прелестью. Раньше, по осени, устраивали джазовые фестивали. Теперь объявлений не видно. Нет Лепса. Ничего не пишут про Пушкина. Надувные зеленые крокодилы болтаются на ветру. Ветерок доносит запах горячих чебуреков. Пацанята предлагают особую чистку ног от грибка. В закутках сидят девушки. Ноги - в аквариумах. Там колышут хвостами рыбки, теснятся возле пальцев ног, пяток, щиколоток. Жадно что-то объедают с ног прелестниц. Одна хохочет: «Ой, щекотно!». Шевельнут ногами проходящие процедуру, рыбешки отпрянут ненадолго всей стайкой. И возвращаются к прежнему занятию. Жена В., Лена, моя И. интересуются: когда рыбы нажрутся кожной шелухи, как их меняют? Другая партия мелких хищниц, которых специально держат голодными. Аквариум с сытыми рыбками отодвигают. Ставят новый аквариум, с голодными. «Бизнесмены» от аквариумов: «Знаете, сколько народу может обслужить одна рыбья стая? Несколько десятков. Менять их редко приходится.
Озноб омерзения ударил между лопаток: едят с разных ног одними же ртами. Шелуха и грибок с ногтей. И испражняются. Вода рассчитана также на несколько десятков пораженных заразой конечностей. Шепотом говорю И.: «Лучше бы сразу пускали стаю пираний. Дураков меньше бы осталось».

Мелочь, но приятно

Долгожданная поездка в Ядрин. Радушная встреча со стороны руководителя районной партийной организации Офаринова Владимира Леонидовича. Постарался, собрал старших по домам. Так что работы для Тамары Арсеньевны Манаевой было много. Выступала, отвечала на многочисленные вопросы более полутора часов. Распространила большое количество бесценных материалов. Они помогут эффективно защищаться от «беспредела», случающегося в нашей местной системе ЖКХ. Собравшиеся были ей очень благодарны. Выступал и Сергей Федорович Беккер – оптимистично, приподнято. Вручали билеты новым членам партии, а также грамоты наиболее отличившимся в политической деятельности. В конце провели заседание совета районной организации.