December 13th, 2016

Крым. 2015. 186

Особистов сдуло. Хорошо шагать в духоте вечера от одного фонаря до другого. На выходе из лагеря - затор. Многие, как и мы, ушли раньше. Выход прост, пропусков не требуют, но по площадке, за воротами, нервно дергаются легковушки. «Тойота» попятилась назад, да «Фольксваген» выскочил. Резко тормозят обе тележки, взвизгивая тормозами. А другая машина хотела бы продвинуться вперед - и тоже почти свершившаяся авария. Дергаются, рычат моторами, но никто не выскакивает, не орет. В итоге все встало.
Пошла полиция от пропускного пункта. Полосатой палочки нет, так полиция жестами показывает авто, как выбраться.
Пришли на автобусную остановку. Стоит забитый людьми желтый «Богдан». Не двигается, сильно коптит выхлопная труба. На скамеечке сидит грузный человек. Старый, по одутловатому лицу бежит сизый шрам. Шевелит губами, словно пробует что-то. Потом булькающий звук, словно чиркнули по горлу кинжалом: «А-ха-ха, - булькает и кашляет толстый (видно, что выпил), - зачем выборы? Не делают, только красуются. Большинство - за Сталина. Меньшинство - за революцию. Дураки! Как может Сталин без революции! А-ха-ха… Дебилы! Не будет. Или вместе, или сдохнем. Да, я выпил немножко. Яснее понимаю…».
Решаем идти пешком. Водитель «Богдана», учуяв наше нежелание ехать, медленно трогается. Справа невысокая, вертикальная скала. Отвесна, а заканчивается острой, словно лезвие, вершиной. Мы идем, а еле плетущиеся в тарахтящем автобусе неподвижно смотрят на меня и И.. Включаю лампочки на козырьке, замечаю на неподвижных лицах оживление, да «Богдан», наконец, обгоняет нас, скрывается за поворотом.
Артековский забор – каменный, высотой в человеческий рост. На нем металлическая конструкция: выгнутые, разделенные между собой, железяки. Выгиб черного железа - наружу. Запрыгнуть трудно, ногу укрепить не на чем. Хорошо придумано, но удовольствие дорогое.
Идем в густой темноте минут двадцать. Вот и огоньки гурзуфских домиков. Неожиданно на улицу «выпадает» ярко освещенный куб супермаркета. Вместе с остальными, вышедшими из Артека пораньше (там намечались танцы до утра), подходим к автоматическим дверям. В магазин не иду, сажусь на никелированные перила. Жена вошла внутрь. Нужно что-то взять на ужин. Напротив магазина - невысокие дома. В окнах желтый свет. Женщина в косынке, в легком халатике жарит картошку. Лук и сало. Запах долетает до моих ноздрей. Вкусно, и в животе бурчит так, как вздыхал пьяный на остановке.
Выходит И. с пакетом: «Я взяла помидоры, хлеб, ветчину, а яйца сварим кипятильником. И - твой любимый мармелад». Снова замечаю, что попрошаек в Крыму нет. Испитые рожи женщин характерны для северных областей. От магазина хорошо видна автостанция. Чуть выше – церковь. «Люди картошку жарят. Вкусно. В животе бурлит», - ворчу я. И.: «Сейчас все приготовлю».
В номере, пока жена копошится над припасами, рассматриваю ноги. В нижней части волосатой ляжки (левой) замечаю большой алый прыщ. Чешу, в надежде, что неприятное образование со временем исчезнет. По телику старичок тяжело дышит, не может угнаться за бабкой «иностранного производства» (она ездит на велосипеде, скачет по горам, танцует, да еще заставляет дедушку натужно активничать по интимной части). «Раньше она такой не была», - лопочет пожилой субъект.
Незаметно засыпаю. Марина, сестра И.. Она врач. Говорит мне: «Гипнотизер. Встречался с таким?» Я: «Нет». - «А вот попробуешь», - и приказывает: Спать!» Будто бы еще глубже засыпаю. В том, втором сне Е.. Он готовит мероприятие: «Будет рок-концерт», - глухо, как из преисподней, заявляет Е.. Ничего не происходит. Ольга. Говорит: «Папа будет менять квартиру, а я не хочу покидать обжитые места. Если менять, то нужна однокомнатная. С коврами. И чтоб женщина была в подвале». Неприятный сон сна. Выскакиваю в сон первый. А там прокурор в красных штанах. Ест и смотрит телевизор. «Я, - говорит красноштанный, - человек военный. Что важно на войне? Маскировка. Зайти в один подъезд, а выйти из другого».

Между прочим

Между прочим, пришедшие в среду слышали о надвигающемся конкурсе. 15 декабря пригласили всех желающих приготовить из простейшего продуктового набора что-нибудь вкусненькое. Мужская комиссия, состоящая из меня, Геннадия Ивановича Зайцева и Муравьева, будет дегустировать, решать, кто какое место занял. Ну, а потом все приготовленное дружно съедим.

Мелочь, но приятно

В Моргаушах пришли несколько офицеров запаса - члены партии «Единая Россия». Пытаются строить бизнес. Мужики крепкие, разумные, у них получается. Но – мешают. Причем посетители никак не могут понять – зачем? «Если так дальше пойдет, - говорят они, - уйдем из «Единой России».

Деловая переписка

Прокуратура Чувашской Республики
Центр профессиональной патологии Чувашской Республики
Бюджетное учреждение Чувашской Республики "Городская клиническая больница №1"
Министерство юстиции Российской Федерации
Коновалову А.В.
Администрация Президента Российской Федерации В.В. Путина
Председателю Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Лагушковой Т.И.

Депутата
Государственного Совета Чувашской Республики
Молякова Игоря Юрьевича


Обращение
Направляю в ваш адрес копии двух ответов государственного учреждения - Регионального отделения Фонда по Чувашской Республике - Чувашии Фонда социального страхования Российской Федерации от 12.05.2016 года №06-35/218-566л на № 8-771 от 19.04.2016 и от 25.07.2016 года №06-35/218-4516с на №4516с от 18.07.2016 года, а также ответ Министерства труда и со¬циальной защиты Чувашской Республики от 23.09.2016 года №1131-8675.
Collapse )