December 4th, 2016

Заметки на ходу (часть 241)

Денежная возня была противна. Но она была настолько мощной, а временами азартной и даже увлекательной, что я нехотя в этих отношениях участвовал. Вернее, участвовала внешняя оболочка, а внутреннее «ядро» равнодушно взирало на это «брожение» с пригорочка-приступочка. «Ядро» оставалось спокойным и сухим. К пионерской работе примыкать было неохота. Девчонки занимались пионерским отрядом, но делали это бездарно. У меня вяли уши. После нескольких лет руководства отрядом, после железной школы «Артека» мне были смешны эти поползновения. К тому же, как мне удалось заметить с прискорбием, в Москве, даже из этой убогой деятельности старались делать какую-то «политику». Девчонка, руководившая отрядом, была дочерью какого-то полпреда. Она и так-то была дурой, но и публично в дурости своей расписывалась, громко заявляя остальным, что «руководит» нами не просто так, а из-за каких-то характеристик, которые ей в будущем понадобятся. Прагматическую сторону общественной работы она выпячивала, выставляла на показ. Были и звеньевые. Лысевич был одним из трех звеньевых. Убожество их деятельности потрясало. До сих пор вспоминаю конкурсы строя и песни в той, московской, школе. Большего безобразия не видел. Нет, только в тени. Рядовой пионер. Никто и не знал о моем командирском прошлом. Никто не догадывался о моей артековской одиссее.
Collapse )