September 19th, 2016

Крым. 2015. 125

Про тяжелый подъем - правда. От Полднивки, по Медвежьей голой заднице, тропинка взлетает круто вверх. Оступишься - понесешься вниз, верная погибель. Камень с тыла знаменитого на весь мир лакколита - светло-серый. Осадочные породы. Раскаленная магма вздыбила земной панцирь. Образовался диапир-купол, вернее, потрясающий нарыв на морском берегу. Со стороны вод земной панцирь не выдержал, лопнул, и на поверхность хлынули потоки раскаленной лавы. Башка Медведя и есть такое застывшее образование. Выбросы застывших пород - черны, словно кровавый гной. Все покорежено, ни местечка ровного. Черное тесто месили гигантские руки, но не домешали, бросили на полдороги. Теперь в глубокие воды уходят прохладные темные гроты. Окаймляют башку Медведя миниатюрные дикие пляжи. Влечет в эту дикость потрясающей чистоты вода. Добраться с горы к отъединенным побережьям невозможно. Так высоки пропасти. Подплывают на лодках.
На каменную «лысину» тропка выбегает не сразу. Все тянется карагач да дуб душистый. Как растут деревья на этих камнях - загадка. Солнце не мучает, тень, но мучает тропа. Осколки камней не стерты, остры. Прорываются неожиданно порожки - то низкие, то высокие. Между неровными ступенями опасные расщелины. Если попадет нога, переломаешь кости. Кто добегал до девятого этажа, тому знакома тяжесть, что наваливается изнутри на грудь. Приходится учащенно дышать, чтобы ослабить внутреннее давление. Взбираешься на Аю-Даг: пять этажей. Еще пять. И, потом, двадцать пять! Метров на двести пятьдесят уже взошел, петляя по битому камню.
Лес резко обрывается. Ни травинки, ни кустика. Солнце шпарит. Занятно - камень гол, да тропа видна за счет металлического блеска в тех местах, по которым тысячелетиями пробирались люди: греческие сандалии, скифские и ромейские опорки, генуэзские остроносые тапки, татарские и турецкие сапоги. Теперь - кеды и кроссовки.
Все круче вверх. Дыхание перехватывает. Шаги тяжелеют. До вершины далеко. Глубоко внизу раскинулась партенитская долина. Сюда и орлы не залетают. Видно, как под ногами, черными точками, кружат птицы. Вороны? Ястребы? Не разобрать. Майка тяжелеет, пропитывается солью. Спортивные трусы темнеют, по ногам течет горячий пот. Помнится, со стороны санатория «Айвазовского» гора отнюдь не похожа на медведя. Скорее, ужасный подземный тролль выпростал из глубин когтистую лапу, зацепился, ползет из преисподней. Покатые плечи, яйцевидная голова еще не освободились из подземного плена. Вот-вот - и вырвется чудище на свободу, завопит басом, защелкает клыками.
Голые скалы, по которым ползу, вспотевший, в настоящее время и есть темя троллевской не освобожденной башки. Спасает от жары легкий, прохладный ветерок: высота уже - ого-го! Вдали - еще более высокие горы, за которыми начинается медленное растворение их в сухом поднебесье.
Все чаще сажусь, отдыхаю. Успокоив дыхание, долго рассматриваю, сидя на камушке, окрестные горы, долину, небо. Как удивительно легко дышится! Замершая высота. Облака бесподобны. Стали кучерявыми столбами над дальней черной грядой. Еще дальше - они темнеют. Думаю, будет дождь. Человек долго не додумывался до пузыря, надутого горячим воздухом, на котором поднялся к небу, из-за гор. Хотите ощутить высоту - пожалуйте в горы! Взгляд зоркий, тело легкое, дыхание распахнуто. Устал, но повыше-то, хоть и страшно, но хочется. Забыта усталость. Еще и еще вверх. Можно быть сочинителем пьесы о собственном существовании. На равнине «созидать» себя труднее, чем в горах. На вершине «облаков» невозможно. Самый толстый и неактивный попрется на встречу с солнцем и близким небом. Видеть, что облака текут у твоих ног, а солнце пускает лучи по гребням туч, тянет всякого. Против этакой красоты - не попрешь.
Трусы и майка подсыхают. Поворачиваюсь к великому небу спиной. Ползу по глыбам. В кино ценится крупный план. Поверхность камня, по которому пробираюсь, - прямо перед носом. Хриплю, сморкаюсь, кашляю, словно курильщик после сна. Капли соленого пота падают на морщинистую поверхность. Встаю, пыхтя, словно паровоз. Впереди - горная каменная река. Черные иззубренные валуны летели-летели вниз, да вдруг замерли. Как перейти реку камня? Снова сажусь мокрой задницей на раскаленный камушек. Чувство безысходности подкрадывается к сердцу, мягко берет за горло. Уже не радует кристально-чистый воздух. И вниз уже не вернуться. Пауза, как в кино. Просто смотришь и - плачешь. Здесь - то же самое.

Деловая переписка

ПРОКУРАТУРА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики
Молякову И.Ю.


ИНФОРМАЦИЯ
о результатах рассмотрения обращения

Уважаемый Игорь Юрьевич !
Прокуратурой республики рассмотрено Ваше обращение в интересах жильцов многоквартирных домов №4 и №6 по ул.Никитина, №4 по ул.Парковая, №2а по ул.П.Иванова, №5 по ул.Николаева г.Цивильск по вопросам их содержания и благоустройства территории.
Collapse )