September 4th, 2016

Заметки на ходу (часть 228)

Московская жизнь с ее многолюдьем, метро, сыром камамбер, школами и пьяным поэтом – владельцем квартиры - в душе складывалась в живую пирамиду. Пирамида была океаном новой жизни. Но только океан этот был не плоский, а выпуклый, поднимающийся к самой вершине, к мавзолею Ленина, бурными, перемешивающимися пластами. Внизу самые широкие пласты – это трудная московская жизнь. И безбрежный, напряженный шум гигантского города. Потом пласты школ, папиной учебы и маминой работы, жалости и любви к брату, проснувшаяся похоть, светящаяся воля. Потом музеи, театры, кино, экскурсии, книги, музыка и -  все уже и уже – пантеон на Красной площади.
Collapse )