August 30th, 2016

Крым. 2015. 111

Пляж пуст. Непривычно. Нет визжащих детей, упитанных мамаш. Солнце припекает. Дымка рассеивается. В мир хлещет синева. Видно, что камушки не совсем серые. Проявляются крепыши - красные, черные, темно-синие. В шлепках хорошо брести у самой воды. Она напитывается плотностью. Не просто водянистое стекло, а увеличительная линза. Превращения воды показывают, сколь неоднозначна материя. Долдонят - Н₂О. С пустых буковок начинается формализм и его логика (база человеческого глупого самодовольства). Лишь немногие мыслители осмеливаются выбраться за пределы диктата формальной логики. Я не собираюсь. Мой надежный друг и опора - категорический силлогизм. Товарищем мне - вероятностный вывод. Изобретено человеком, чтобы встать спиной к всемирному логосу. Человека, подобного мне, кто только не соблазнял. Владимир Соловьев логос наряжал в женское (мудрость - София). Лосев, как восточный торговец, раскладывал разноцветные камушки мифов, в которых по-детски отражались фрагменты этого логоса. Коэн и Нагель заарканивали: логика - не все знание. Есть вещи поважнее. Как, друг, тебе метафизика? А логика и физика?
Человек сходит с ума от жесткости силлогизмов. Попробуй, выдержи железобетонное: угол падения равен углу отражения. Хуже тюрьмы. Хлопотливые америкашки подначивали: смотри, как мучается человек на гвоздях логических выводов. Придумали: логика вторгается в психологию. Докатились до того, что стали исследовать проблески логики в голове шизофреника (ведь способность логически мыслить, используя абстрактные категории, и есть главное отличие здорового от душевнобольного).
А слова? Запутанные сети смыслов, что волшебным образом продолжают трансформироваться, пленяя и беря в полон глупый мозг? Но я - не откликаюсь на песни сирен. Классические принципы - канаты, которые крепко привязали меня к мачте-судьбе. Если бы пляж, как и раньше, был заполнен людьми, был бы спокоен: веревки крепки, мачта не гнется. А тут - вода (материя из материй) зримо меняет свойство. У меня нет маски, ласт, трубки, чтобы уйти на глубину, ощутить нешуточное, правильное, привычное давление водной массы. Немного нужно. Природа рычит мне в сдавленные уши: не балуй! Хуже будет! Чуть дуну - и пылинка твоего «Я» исчезнет навсегда.
Иосиф Левин учил, что философия есть пляж. Условности (как у Диогена) отваливаются. Никаких приличий. Бродит средь людей голый. В него швыряют фекалиями, льют помои, потешаются, а взять с бессловесного не могут ничего. Человек голым бросился в мышление, не ограниченное ничем. В сиянии логоса мироздания, можно ничего не делать и лишь греться. Пустой пляж выволакивает на самое пекло.
И., раздевшись, тут же - в воду. Бултыхается, взбивает пузырьки, смеется. Зовет меня: «Игорь, давай! Теплая водичка». Не спешу сойти в воды морские. Намечено давно: иду на конец волнореза, разбегаюсь, ныряю. Первые мгновения стремительного движения под водой. Быстрая смена температуры, словно кто-то дергает твое тело, как басовую струну. Все в тебе вибрирует. Глаза закрыты. Тайна и безмолвие. Когда скорость от толчка спадает, резко идешь вверх, вдыхаешь, открываешь глаза. Вновь тебя дергает, и привычный мир ненадолго превращается в вымытый, чистый, не похожий на то, что было раньше.
Неподалеку сидит на лежаке старый мужчина. Трусы выцвели. Почти черный от загара. На голове густые кудри - белые, седые. Пот блестит на лбу. Тело грузное, стекает по лежаку коричневым воском. Ноги жилистые, на ногах кроссовки «Найк» красного цвета. Человек шевелит губами, читает книгу. В эпическом месте в виду Аю-Дага старые люди глубоко мыслят: «Этот, - думается мне, - похож на Эпикура, который сказал: никто, пока молод, пусть не откладывает занятий философией». Замечаю автора растрепанной книжонки: Корецкий. «Антикиллер». Эпикур имел лысину и не имел красных тапочек «Найк». Более того, он не ведал о Корецком, а говорил о молодежи. Сходство чисто внешнее, и не людских образов, а моих вольных интерпретаций.
Еще дальше - молодые. Они не взяли лежаков, а расстелили белое полотенце на камнях. Девица гибкая, стройная, в белом бикини. Он - толст, волосат, беззащитен. Широкие плавки врезались в кожу. Попка от этого стала маленькой, а сало живота, в прямых черных волосах, вылезло из плавок, словно тесто из квашни. Всё. Еще я и жена. Меня, безобразного, описывать некому. Девица, между тем, странно и громко говорит. Половину букв проглатывает. Невнятное клокотание: «Ле-ва, пей». Снова клокотание: «Хо, - заглатывается слюна, - чу».
Дядька у противоположного волнореза. В руках по полторашке пива «Крым». Не может залезть: бутылки перетягивают, сильно поддат, растекся на жаре. Смотрит на меня: «Мужик, помоги!» Подхожу, беру ледяное пиво. Человек забирается на четвереньках на бетон, кряхтит, встает на ноги по другую сторону: «Давай бутылки. А то хочешь, пошли по пивку?» Отказываюсь.

Деловая переписка

Депутату Государственного Совета
Чувашской Республики И.Ю. Молякову


КАБИНЕТ МИНИСТРОВ
ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Уважаемый Игорь Юрьевич!
Кабинет Министров Чувашской Республики на Ваше обращение от 03.06.2016 г. № 8-929 по вопросу строительства многоквартирного жилого дома вблизи жилых домов №№ 20,26 по ул. Пушкина и дома № 8 по ул. Московская, а также иным вопросам, касающимся усиления требований к процедурам предоставления земельных участков под строительство и контролю за ходом строительства, сообщает.
Collapse )

Мелочь, но приятно

Московский проспект 48. Всерьез выступил Анатолий Егорович Яковлев. Его очень раздражают неумные вопросы и это единственное что может вывести из себя спокойного профессора. Он увлекся и излагал элементарные вещи в течение 30 минут.

Мелочь, но неприятно

Город Канаш неизменно производит тяжелое впечатление. Внутридворовые дороги не просто разбиты - их нет. Дома обшарпанные, в подвалах творится нечто чудовищное. Посмотрите на канашские крылечки - это катастрофа. Да и жильцы уже утратили веру во все




Между прочим

Московский проспект 52. Научились блокировать вопросы недоброжелателей. Они думают, что мы пришли с лозунгами, а мы - с конкретными примерами. В одном доме уже почистили подвал, возле другого закопали яму, а в третий пришла серьезная комиссия и здорово пропесочила всех ответственных за состояние дома. Квартиросъемщики и собственники жилья любят, когда кого-нибудь песочат по их обращениям. Недоброжелатели боятся рот открыть, ведь как правило это прикормленные администрациями управляющих компаний"активисты". А вдруг что-нибудь и про них скажем?