August 25th, 2016

Крым. 2015. 108

Снился наш аэровокзал. Пустой и теплый. Солнца нет, серый полумрак. На стене, рядом с расписанием рейсов, Пикассо: «Девочка на шаре». Понимаю о шаре - он должен взлететь, но тоненькая девчонка-акробатка взлетела на летучий пузырь, не дает оторваться от земли. Радость оттого, что понял летучее предназначение шарика. Потому-то и висит эта картина в аэропорту.
Радость быстро проходит. Пусто в зале прилета-отлета, потому что противная девчонка не дает пузырю подняться в воздух. Как только он взмоет ввысь - появятся самолеты и пассажиры. А тяжеловес, что сидит на кубе? Всё врут: мол, круглое - символ завершенности и лени, а квадрат - энергичное трудовое начало. Если признавать лишь цвет и форму, такого можно напридумывать! Докатимся до глупости - будем восторгаться «Черным квадратом Малевича». Нет! Шар - легкость и простота, а не лень и законченность. Но разговоры нужно вести с дядькой на кубе. От одного вида выставленной острой коленки акробата-тяжеловеса, от его седалища становится не тепло, а душно.
Картина отрывается от стенки и летит, подобно ковру-самолету, по залу. На ее месте - плазменный телевизор. Крашеная девица манерно рассуждает о курсе валют. Речь о деньгах резко прерывается. Девушка истерично орет в камеру: «Смотрите на мои руки! - протягивает к краю экрана ладошки с длинными закорючками-пальцами. - Видели маникюр? Классный! Нигде такого не найдете. Ни одна бл… такого не имеет. Зеленый перламутр, а на каждом ноготке, в углу, серебром, маленькие цветочки. Лак держится неделями, если пальцы не держать в воде. Думаете, буду мыть посуду? Не будет дурака мужа. Стирать носки и трусы с таким маникюром! Умру, но - ни мужа, ни детей. Мне - ухоженная кожа. Сама на себя буду любоваться, себя одну любить. Деньги для этого нужны, деньги».
Поорала, успокоилась, бурчит про курс валют. Картина «Девочка на шаре» прилетела обратно, встала на место. Мужик на кубе поворачивается ко мне, говорит, улыбаясь язвительно: «Видал, что бывает с девочками, когда отпустишь такую тростиночку в полет? Превращается в чудовище. А у меня, видишь, трусы для выступлений. Кто постирает? Бить их надо. Не жди. С этого аэровокзала не улетал никто. И никогда. Давно с этой дурой сижу».
Ноги ватные, не идут. Падаю. Подходит автобус. Хватаюсь за заднюю подножку. Автобус трогается, волочит меня по дороге. Подтягиваюсь. С трудом влезаю на заднюю площадку. Снова никого. Нет водителя. Но - не страшно: «Есть же духи, они позаботятся», - и успокаиваюсь. Дорога проселочная. Вдали красная баня бабы Раи. Но теперь она розовая. Перевожу взгляд с бани в салон. Полно детей. Шумят. Одни девчонки. Вдруг, словно по команде, хором кричат: «Дядька, мы те девочки, что ты согнал с шаров. Вырастем, щей варить не будем». Обижаюсь, будто мне не постирали носки. Говорю: «Педикюр да маникюр - все для вас, для полных дур». Хохот.
Мужик, что сидел на ящике, теперь - водитель автобуса. Говорит: «Извини. Надел теплое, тебе не прихватил. Сейчас будет снег. Он возле бани всегда, даже в июле. Ты знаешь». Снег вокруг. Смотрю: шофер в ватнике и ушанке. Оборачиваюсь: половина салона - девочки, половина - бабушки. Все в черных фуфайках и ушанках. Одна бабка, с переднего сиденья: «У тебя нет теплой одежды. А ведь зима. Девочки тебя, почти раздетого, напугались, нас позвали».
На мне - короткие шорты и майка. Пробирает дрожь. Шоферу, заискивающе (вдруг даст ватные штаны?): «Ты прав, дружище, возле бань всегда снег. Внутри тоже». Мой лепет расстроил водилу. Он закричал: «Снег - снаружи, но внутри бани его быть не может. Там жарко, как в нашем аэропорту, где я сижу на ящике, где я маюсь. Дураком меня считаешь? Чтоб я поломал все русское, исконное, вместо горячих угольков - сосульки? Вылезай!» Вышвырнут наружу автобуса. Ноги ватные. Валяюсь на взлетной полосе. Жарко. С грохотом наезжает на меня серый лайнер. Лежу на спине под брюхом воздушного судна. Мысль: «Только что у урода хотел попросить теплую одежду. Теперь она на фиг не нужна. Выходит, «кубический мужик» мне добро сделал.
Самолет трогается. Разгон. Улетел. Лежу на жарком бетоне. В небе свербит жаворонок. Кто-то подходит, приказывает: «Хватит валяться. Хотел дежурную - вот я». Хватает за руки, пытается тянуть: «Я сам!» - кричу. В зале ожидания полно народу. Вошел - и все замолчали. Чей-то голос: «Чего здесь делаешь? Тебе комнату в общежитии дали. Временно». Открываю дверь - а в помещении вода. Смеюсь. Говорю дежурной по аэровокзалу: «Хорошо купаться!» - и ныряю в комнатную воду. Просыпаюсь. Поют птицы. Окно на балконе открыто. И. сидит в плетеном кресле, ест апельсин. Говорит: «Никуда не поеду. Хватит. Сегодня - загораем».

Деловая переписка

Депутату
Государственного Совета Чувашской Республики
Молякову И.Ю.


ПРОКУРАТУРА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Уважаемый Игорь Юрьевич1!

Прокуратурой республики рассмотрено Ваше обращение по поводу правомерности сноса здания школы - объекта культурного наследия и по иным вопросам.
Collapse )

Между прочим

Вышли на Пирогова 8 втроём: Тамара Арсеньевна, Анатолий Егорович и я. А там возмущенные жильцы: "много лет просили убрать яму перед подъездом, в ней собираются огромные лужи. Неожиданно приехали рабочие из фирмы Элит-строй, ну и смотрите что наделали! В сырые ямы закидали немного асфальта и уехали. А лужа как собиралась - так и будет собираться. Разберитесь пожалуйста".

(без названия)

<img alt="P1000592.JPG"

Мелочь, но неприятно

На Пирогова 8/2 получил потрясающие впечатления негативного свойства. Редко увидишь такой развал - и на Пирогова, и на Урукова все жильцы дружно ругают управляющую компанию "Мирный-1". А чего ж её не ругать, если она умудряется довести до такого состояния дом.