August 24th, 2016

Крым. 2015. 107

Море видно плохо. Вечерняя светло-серая дымка. В ней, неясной, - горы, листва деревьев, крыши домов. Говорю И.: «Пойду на Аю-Даг». И.: «Не пущу, у тебя голова». Подходит троллейбус. Старые, чешские, заменили практически все. Едем на новом. В троллейбусе люди молчат. Безразличные или напряженные. Думают. В прошлом году было шумно, ощущалось возбуждение, эйфория. Местным казалось: Россия - нефть. Капли золотого дождя упадут на засушливую крымскую землю. Но «дождь» прошел стороной. Халявных денег от нефти с газом не будет и в России. Чувство опасности - могли всех перерезать. Путин прикрыл. Придется за «услугу» платить. Опасность никуда не делась. Вопрос с крымскими татарами решен наполовину. Постоянная напряженность. Что-то внутри татарского сообщества происходит. Турция крымской родне подыгрывает, угольки раздувают. Сталин, выселение, послевоенные крымско-еврейские планы. Темное, средневековое наползает. Стонут муэдзины, зовут на намаз.
Русские печенками чуют давнее - несколько миллионов славян продали на невольничьих рынках Крыма, переправили в Турцию, на Ближний Восток. И армяне, и греки - тоже на благодатном полуострове толкутся. Размышляют. Будут провокации. Застрельщики - из татар. Провокации - тупые (окончательно перекроют воду, взорвут трубы, порушат столбы электроснабжения). Додумаются до отравления колодцев. Все пойдет в дело, лишь бы Россия потратила побольше денег на содержание своего «непотопляемого ракетоносца».
Многие крымчане думают: «Жили при Украине, особенно нами не интересовались. Нажала она на нас, и мы тут же «отдрейфовали» в сторону России. Что в итоге? Было плохо, но недорого. А сейчас дороговизна, а все так же нехорошо - и будет хуже». Двое мужичков на переднем сиденье завели тихий разговор: «Мы сейчас ничьи. Россия думала, что мы сладкий кусочек. А мы не сладкий. Горьким куском скоро станем. В горло не полезем. Еды своей нет. Все завозное. И туристов мало. Чем жить?» Второй: «А цены - выше московских. Молоко - и то из России. А доставка! Дорога через пролив. Вот, плюсуй - выходит дороже. Ехали в Крым раньше люди простые, небогатые, но деньги-то везли - из Белоруссии, с Украины, с России. Даже из Прибалтики. Нам - хватало. А нынче: «Крым - наш, Крым – наш». Не наш он пока. Нехилые деньги нужно вбухать в эту землю, чтобы стал она нашей. Один Крымский мост чего стоит! Была веселая гулянка. Сейчас - похмелье».
Вылезли на остановке «Гурзуф». Трое: я, И. да высокий жилистый молодчик. Спрашиваем: «Как пробраться к поселку?» - «А вот здесь», - машет рукой парень и резво бежит вниз по исхоженной тропинке, скрывающейся в зарослях алычи. Ягоды не созрели, зеленые. Незрелость отпугнула. Что за тропка? Куда приведет? Решили добраться до трассы, ведущей от основной дороги вниз. По краям - пустые мини-отели. На обочине невысокие кипарисы, зеленая, молодая травка. Смотровая площадка. Чудесный вид на Адалары и Аю-Даг. Дымка ослабляет блеск июньской листвы. Зелень скатывается с гор зеленой волной. Как морские барашки, из листвы выпрыгивают крыши домов. Покой и тишина.
Говорю И.: «Вон наш корпус». И. видит крышу нашего «Бриза», радостно вскрикивает: «Вон-вон, вижу». Как во всех городках южного берега, с той стороны, что обращена к горам, понастроены гаражи. В гурзуфских гаражах кипит жизнь: надстроены вторые этажи, за распахнутыми воротами подержанные иномарки, рядом с которыми возятся чумазые дядьки. Молодежь выкатила из помещений мотоциклы, мотороллеры. Сняты колеса, ослаблены цепи. Люди весело переругиваются-перешучиваются. Диалоги ремонтников повышают настроение.
К ужину не успели, но нам оставили накрытые салфетками порции. Перед сном сидели с И., как два старичка, на лавочке, в парке. Ноги ныли от усталости. Когда усталость спала, вышли на освещенную набережную - пройтись. На следующий день решили отлежаться на пляже. И., придя в номер, легла спать. Я смотрел по телику какую-то чушь под названием «Королева проклятых».

Деловая переписка

Государственный Совет
Чувашской Республики пятого созыва
И.Ю. Молякову


Следственное управление по Чувашской Республике

Уважаемый Игорь Юрьевич!
На Ваше обращение, поступившее в следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по Чувашской Республике из отдела полиции по Яльчикскому району МО МВД РФ «Комсомольский» о проведении проверки по фактам и доводам, изложенным в обращении Мамонтовой А.Н. о неправомерных действиях должностных лиц администрации Яльчикского района Чувашской Республики, сообщаю следующее.
Collapse )

Мелочь, но неприятно

День города. Дата не круглая, но всё равно - поздравляю чебоксарцев от всей души. Детишек, правда, немного жалко. "Тело" праздника составляют школьники, малыши из детсадов, члены детских творческих коллективов. А праздников много и на каждом использование детского праздничного труда. Тяжело, вот девочка и не выдержала. Приглядитесь к её праздничному лицу.

Мелочь, но приятно

Сергей Павлович Семенов всегда с нетерпением ожидает нас с Манаевой в Новочебоксарске. Вот и в субботу пообещал: "народу будет много, приезжайте". Ну мы и приехали, и не просчитались. Людей на встрече было много и все слушали с интересом.

Мелочь, но приятно

На Пирогова 28 - гости. Не провокаторы. Среди наших прошел слух о встречах с населением Моляковым Манаевой и Яковлевым. Хотят учиться. Слушают внимательно. Наша бригада - сплошь добрые люди. Работаем с огоньком, подъем духа нешуточный. В конце встречи гости сказали "вставляет".

Между прочим

На Урукова 15 тьма сгустилась. Тот народ что вышел - говорит: "а мы думали что вы не придете, смеркается уже, а вы пришли". Мы: "А как же мы могли не прийти? У нас такая информация для вас, аж горит как хочется ею с вами поделиться". А сами специально говорим громко-громко, глоток не жалея. Народ и подтянулся. А еще больше - комфортно устроились на балконах и свои вопросы задавали прямо с них.