August 20th, 2016

Крым. 2015. 104

Лестница любого здания - элемент определяющий. Важнее парадных покоев и залов. Нагрузка двойная. В залу пришел - и все свершилось. Как бы красиво ни оформляли помещения. Лестница - процесс восхождения и нисхождения. Поднимаешься - и ждешь чего-то. Выходишь - стараешься запомнить. Ну, и функции помещения (над лестницей не должна течь крыша) никто не отменял. Оттого декораторы стремились «брать быка за рога» - лестница должна бить по мозгам великолепием. Месмахер - архитектор крутой, но он - просто Месмахер. Хороши выпускники училища Штиглица - но они всего лишь ученики. В Европе учились у итальянцев.
То, что вызывающая эклектика дворца в Массандре намеренно обслуживала средние, вполне буржуазные, вкусы Николая II и его супруги, мне понятно. Сам сумбурен, эклектичен. Зевака, одним словом. Но мое внутреннее расположение к крымскому сооружению не значит, что оно выдающееся явление в мировой архитектуре. Архитектура «с большой буквы» вращается вокруг виллы «Ротонда» Палладио и купола флорентийского Брунеллески. А Месмахер сделал крепкую, весьма недурную, постройку. Помог ему великолепный горный уголок. Подозреваю, обрусевший немец мог бы и лучше отчебучить, но расчетливо не желал обидеть заказчиков. Ему сказали: конкретный дом конкретных людей. Он и сделал. В любом виде искусства важно «не перегнуть палку». Дюрер со своим «Автопортретом» (Мюнхенская Пинакотека) прыгнул выше головы. Коллеги шибко обиделись: «Человек неземные задачи перед собой ставит. Выскочка. Он - может, а мы - нет?» Не могли. Альбрехт Дюрер их и ткнул носом в 28 лет. То же и с автопортретом Боттичелли. И с Рембрандтом. Ох уж эти «прыгающие выше крыши»!
В Массандре парадная лестница располагается в южной части дворца. Драгоценное дерево, узкие пролеты (башня есть башня). Потолки имеют мягкую округлую форму. Но смотрится простенько.
Перебираю дворцовые лестницы Апеннинского полуострова. На Сицилии есть дворец Бискары (Катания). По внешнему виду сооружение весьма скромное, не раз перестраивалось. Лестница в этом строении ведет в оркестровую яму, которая необычно расположена - не в танцевальном зале, а под ним. Располагалась в глубине узкой галереи и расписана Себастьяно Ле Монако. Сходство лишь в узости и компактности, но ажурные перила и лепнина совершенно не совпадают с парадной лестницей Массандровского дворца.
В России - холодно. Огромные пространства. Дворец нужно протопить, а потом заниматься резьбою и лепниной. В зачуханной Европе - сколько правителей карликовых государств, столько и амбиций. Главное - там тепло. Гольфстрим выручает. Камень (Италия!) в непосредственной близости. И вот поднимается чудовищный по размерам и парковым пространствам дворец Карла III Бурбона в Казерте (Кампания). Дворец отдаленно напоминает Версаль, но дворцовая лестница потрясает воображение: арки, колонны, мраморные фигуры львов. Над отделкой работал мастер Луиджи Винвителли. Лестница на вилле Боргезе в Риме. Тосканские виллы Медичи (кстати, по размерам похожие на Массандровский дворец). Гигантская постройка - дворец Питти во Флоренции. Если виллу Боргезе мне удалось видеть изнутри, то дворец Питти обежал вокруг галопом. Дворец Каттанео Адерно в Генуе, замок Гуарене в Пьемонте, дворец Дожей в Венеции. Везде выдающиеся по красоте лестницы. Так что «ожидания» и «воспоминания» о парадной лестнице Мессмахерского образца не на пустом месте.

Птица

Клубится сумрак, и печали
Покой едва не раскачали:
Шел дождь предутренний, и мне
Стал виден профиль твой в окне.
В потемках мокрых слух иль зренье
Готовить мне для разуменья:
К чему средь бликов и теней
Дождю по стеклам плыть за ней?

Все громче шорох струй прозрачных,
Теней все больше прытких, смачных
Из подземелий дождь несет
Туда, где кто-нибудь умрет.

Мне безразличен ток подземный.
Меня не будит гам стозевный
И бликов слизистая рать.
Я сплю, и нечего орать.

А дождь наполнен беззаботно
Тобой. И тенью мимолетной
Мою фантазию помчит
И с неба серого летит.

Из чувства лени, не из страха:
Окно закрыто. Там рубаха,
Тобой забытая висит
Да птица клювом в створ долбит.