July 31st, 2016

Заметки на ходу (часть 223)

В душе моей начала происходить неразбериха (и до сих пор происходит) оттого, что русские наши равнины – базовая, центральная часть мировой суши. Хартленд. Но базовость для человека – отнюдь не покой, а душевная смута. Неопределенность (и собирания сил всю жизнь для того, чтобы эту неопределенность удерживать хоть в каких-то рамках). Это и есть человек (и человеческое)  как таковой. Внутренние «колыхания» - ни хороши и ни плохи. Но они единственны. И некоторые думают, что эта единственность почему-то хороша. А она ни хороша и ни плоха. Она, зараза, просто есть. И как же ее тяжко тащить по пространству жизненного времени.
Что такое всемирное тяготение? Какова его физическая природа? Ведь жить мы без него не можем. Тяготение изначально, но что это есть такое, полностью мы не знаем. То же и с электричеством.
Collapse )

Мелочь, но приятно

На Университетской, 9, публика благожелательная, а самое главное – не старая. Появился старший по дому – лыс, энергичен. Заявил: «Я ни за какую партию, я за справедливость. Помог мне конкретно – и я тебе помогу. Позавчера во дворе напротив Гузовского, 11 единороссы пели и плясали. Вижу – синие и белые футболки. На них две фамилии – Угаслов и Углов. Флаги, штендеры с медведями. Смотрю, а сбоку выставили ящики с баночным пивом. Подтягиваются алкаши. Я и говорю: что творите? Агитировать агитируйте. Но пиво-то причем? А самое главное, нет ни Углова, ни Угаслова. Хоть бы спросить, чем занимались пять лет. После моих вопросов о пиве организаторы концерта стали быстро свертывать все свое хозяйство. Ну разве это дело? Нехорошо».