July 22nd, 2016

Крым. 2015. 84

Беспокоил малыш. Папа его лежал в кресле под обойной березкой. Мальчик - лет 4-х - уселся ему на колени и притих, услышав вкрадчивый голос из динамиков. Упоминал - журчала вода в трубах, я задремал. А здесь зовущий голос мальчугана: «Папа! Вставай!» Открыл глаза. Ребенок испугался, что задремавший отец умер. Что-то с родителем произошло. Очнувшийся папа и сам перепугался, вскочил. Медсестра: «Возьмите малыша. Выйдите, наконец!» Мужчина подхватил орущее дитя, бросился из зала, хлопнул нечаянно дверью. Слышно: быстро удаляется по коридору.

Дед как храпел, так и продолжал. Отличилась одна старушка. В начале сеанса плоско упала на лежанку, закрыла глаза, затихла. Мне стало не до сна. Вкрадчивые увещевания кончились. Медсестра, проникновенно: «А теперь потихоньку встаем!» Кряхтя, поднялся. Перед глазами пустое кресло, в котором сидел папа с перепуганным малышом. Будто под березкой фото-пейзажу зуб выбили.

Бабка, рухнувшая плашмя - не встает. Дышит ли она? Даже храпевший дед, скрипя коленными чашечками и позвонками, поднялся. Сестра, вновь: «А теперь проснулись, поднимаемся!» В трубе вновь забурлила вода. Становилось тревожно. Лезли нехорошие предположения - а не канализация ли журчит так вызывающе? Вместе с сестрой подходим к уснувшей. Трогаем за плечи, за руки. Эффект - нулевой. После прощупывания пульса убеждаемся - жива. Женщина слегка дернулась, забормотала. «Все, вставайте, гражданочка!» - вновь сестра. Бабулька, словно раненая в голову, шепчет: «Не трогайте. Буду спать». - «Ну ладно, - заявляет сестра. - В круг все, быстрее! Встаем! Плавные движения рук вверх-вниз, на пояс - и крутить бедрами. Ягодицы напрягли, сжали, - командует сестра, - и разжали. Сжали…» - «А почему меня не разбудили?» - вопрос от очнувшейся бабки. - «Ну, слава богу!» - это медработница. Старик, что храпел: «А вам так хочется сжимать и разжимать ягодицы? Немолодая, чай, сжимала-разжимала за жизнь немало!» И я не удержался: «В рифму хорошо получилось!» Пожилая женщина оказалась высокой. Сказала с обидой: «Фу, городите черт знает что», - и быстро выскочила из зала, провожаемая тихими смешками.

После ухода «воскресшей» стало веселее, разжимание-сжимание пошло активнее. После релаксации посетил лазерную терапию. Потом жадно сглотнул три порции кислородного коктейля.

За завтраком у противоположной стены уселись двое: колченогий юноша в длинных брючках и белой рубашке с девушкой. Юноша во всем ее слушался, прямо-таки заглядывал в рот симпатичной девице с длинными волосами. Молодуха манерна. Не вытягивает руку, а волнообразно пропускает ее сквозь пространство. Взять ложечку - целый полет узкой, тонкой ладони вниз. Движения головы - танцевальный этюд, прямо восточный танец. Маленький кусочек кладется в рот, губки открываются чуть-чуть, подбородок выдвигается вперед, глаза изображают изумление от каждого кусочка. Как механическая кукла Суок из «Трех толстяков», все у нее медленно поворачивается туда-сюда. Если встать рядом, можно услышать легкое журчание электромоторчиков. «Какая неприятная девица, - тихо дает оценку И., - змею напоминает, платье зеленое, глазищи хищные, парнишка, словно кролик, вперился и смотрит».

Девушка-змея встала на каблучищи (как можно ходить в такой обуви!). Худая, как тростинка. Церебральный парнишка тоже вскочил, не доев. И он высок, но спутнице уступает. Жеманно, снисходительно повелительница цедит официантке: «Спасибо. Вкусно. Уберите». Плывет из зала.   И. не удержалась, спросила: «Кто такая?» Официантка: «Пресс-секретарь дирекции». - «А чего так странно себя ведет?» - «Потому что страшная задавака. Парень - ухажер. Но ее боится. Она же - королевна!»

Из столовой забежали на маленький рынок. Мне нужен план-схема окрестностей Гурзуфа.   И. ищет себе шляпку. Спешим на остановку. По расписанию - Массандровский дворец. Перед нами поторапливается пожилая пара: благородный дядя в туго наглаженных шортах. Спутница толста. Тучность скрывает обильными наворотами цветной ткани. Неожиданно женщина разворачивается к лотку, с которого торгуют фруктами. Одна нога резко развернулась в сторону лотка, вторая осталась на месте. Крутая получилась растяжка. Дама охнула. Шляпа с нее слетела. Всей тушей навалилась она на неподвижное колено. Вскрик - и падение на спину, головой вниз по склону. А ведь не асфальт - мостовая. Протяжные стоны. Подбегаем к упавшей: «Что? Где? Болит?» Толстушка: «Ой, не могу. Ой, как больно! Господи, да что же это такое!»

Деловая переписка

СЛЕДСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (СК РОССИИ)

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики Молякову И.Ю.

Обращение от 11.04.2016 о нарушении порядка формирования администрацией Яльчикского муниципального района республики статистической отчетности о количестве выданных разрешений на ввод в эксплуатацию объектов капитального строительства, рассмотрено.
Collapse )