July 21st, 2016

Крым. 2015. 83

Утро.   И. снова нет. Бреду на балкон. Пытаюсь понять, куда вела лестница из сна. Северные люди боятся утреннего холода. Есть деньги - газ не экономят: греют батареи жарко, в ванных комнатах и прихожих устраивают теплые полы. Привыкли к толстым одеялам. Важнейший культурно-бытовой момент: пижамы, шерстяные носки. В холодной спальне голова стынет, а под тяжестью ватной попоны тело живет особенной жизнью. Жалко голову. Но торжествует пододеяльная плоть. Вылезать в студеную комнату неохота, но не из-за лени. Уж если вылез - крутись, согревайся. Заготовка дров, чистые дымоходы, надевание ста одежек. Человек сформирован не просто трудом, а трудом вопреки стуже. Если б не было оледенения, так и болтался бы человечишко в облике протосапиенса в зеленых ветвях. Подморозило - «поперла» культура - выделка шкур. Шкур много не бывает, так же, как мест у костерка.

Для мерзнущего - мясо. Но и его мало. Борьба за глубокую пещеру, за женщин, за жизненный ресурс. Долгие зимние вечера. На улице - дождь, ветер, иногда снег. Тоска. Вот вам и первые наскальные рисунки. Сублимация тоски. До сих пор так. Как все это надоело. Хочется быть беззаботной обезьяной.

В Крыму есть такая возможность. Утренняя свежесть не холодна, а напоена нежностью. Чирикают птицы. Выхожу с голым торсом на балкон - и мурашки бегут от спины к затылку, так ласков воздух. Ни ветерка. От странного удовольствия и чувства физической свободы дрыгаю волосатыми ножищами. Желание заржать в теплом просторе.  

И. уже в плетеном диванчике. Ноги закинула на плетеный столик, халатик распахнут: «Хорошо! Ничего не хочется делать. Идти никуда не хочется. Весь день сидеть, закинув ноги, - разве не замечательно?» - расслабленно мурлычет И. - «Вот так лениво висели в ветвях наши древние предки до холодов. Были бананы и трава ырга. Ее жрали», - поддерживаю разговор о южной лени. - «Какая ырга?» - встрепенулась спутница жизни. - «Во сне предлагали дешевые пирожки с этим растением», - отвечаю. - «Может, с молодым щавелем?» - вопрос. - «Нет, с ыргой. Не знаешь, что за растение такое?» - интересуюсь и решаю прекратить «бессмысленный» разговор.

Заваливаюсь в кресло, наблюдаю за голубым морем. Все же, собираемся. До завтрака нужно успеть на релаксацию. Куда-то затерялись столовые ложки, и пью холодную настойку из целебных трав (прямо из холодильника), отхлебывая из бутылочки. Успокаиваюсь настолько, что трудно лезть в ванну, под ледяной душ. Стенки чугунного корыта высоки, обложены голубой плиткой с желтыми рыбками. Приходится забираться, высоко подкидывая колени. Из-за расслабленности забираюсь под душ с третьего раза. Выбираясь, мокрый, на кафельный пол, чуть не падаю: «Что случилось? Что шумишь?» - кричит из комнаты жена. - «Перебрал настойки», - отвечаю я, кряхтя.

В ванную входит И. Взяв меня под локоть, помогает (несмотря на протесты) выйти со скользкого кафеля на паркет. В телике смешной дядька - в круглых очках и цветной жилетке (чистый клоун!) - вещает о погоде. С погодой в Крыму все отлично. Удовлетворенно спрашиваю: «Не забыла? Сегодня - Массандра. Попотчую тебя винцом от производителя. Говорят - на розлив. Прямо с заводских подвалов», - напоминаю я. - «А ты не забыл, что сегодня процедура релаксации?» - вопросом на вопрос отвечает жена. - «Чувствую, уже перелаксачился. Что за настойка такая? Пью - горькая, противная, но действует сильно. Бутылочка уже кончается», - пожаловался я. - «Сестра сказала - кончится, дадим еще», - напоминает И. - «Наверное, так персонал подсаживает посетителей на санаторий. Захотят настоечки и снова приедут», - размышляю я.

В телевизоре министр Улюкаев (лицо бито оспой, глазки маленькие) вновь объявляет, что дно кризиса достигнуто. Глаза при этом у него бегают. Говорят, что чиновник пишет стихи. Переключив канал, попадаю на девушку-пичужку: тонкая, волосатая, глаза зовущие. Толкует о стоимости нефти и доллара. На следующем канале похожая девица истошно орет: она постоянно нарушает правила дорожного движения и разорилась на штрафах.

Идем в лечебный корпус. Большой зал. Кресла. На стенах обои с полями в ромашках и кривыми березками. Музыка. Вкрадчивый мужской голос. Убеждают - не беспокойтесь, отдыхайте. Далеко за стеной ласково заурчала вода в трубах. Дед, что лежал рядом со мной в кресле, захрапел минуты через три. Я держался дольше. Потом - поплыл. Снов никаких не было.

Деловая переписка

Управление

Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Чувашской Республике - Чувашии

ОАО "ЧАЗ"

Депутата

Государственного Совета Чувашской Республики

Молякова Игоря Юрьевича

Обращение

В ходе депутатского приема ко мне обратилась гражданка России Александрова Нина Валерьевна, проживающая по адресу: 429950, Чуваш­ская Республика, г. Новочебоксарск, ул. Строителей, д.Ю, кв. 127 с просьбой разобраться по вопросу причин не включения в её общий трудовой стаж при начислении пенсии период времени её фактической работы на предприятии ОАО "Чебоксарский агрегатный завод" (далее - ОАО "ЧАЗ") Пенсионным фондом г. Новочебоксарск Чувашской Республики.

Collapse )