July 17th, 2016

Мелочь, но приятно

Во время встречи на проспекте Максима Горького 27 хлестал дождь, который, впрочем, не распугал собравшуюся весьма приятную и грамотную публику. Возникла интересная проблема, которую сейчас решаю: на приписанной к данному земле был построен в уплотнительном порядке дом №27А. Собравшиеся просят, мол, Игорь Юрьевич, выясните, по какому праву. Кроме того, жаловались на недавно раскуроченый коммунальщиками тротуар, так и не приведенный в порядок.

Ну и, конечно же, огромные березы, которые вымахали во дворе дома и при сильном ветре хлещут по окнам. Желательно бы было растения обрезать.

Заметки на ходу (часть 221)

Вторым музеем, который мы посетили неделю спустя после «первой» Третьяковки, был Пушкинский. Там видел огромный (в натуральную величину) слепок микеланджеловской статуи Давида. Внимание привлек Давидов хрен. Аккуратный, небольшой, красивый. В курчавых волосах. Во множестве видел обнаженные мужские скульптуры. И ни одна не будила во мне столько жара, как мухинские и коненковские. Изображения голых женщин. Они были прекрасны и чертовски соблазнительны. Видимо, Мухина и Коненков этого эффекта и добивались – почти живые женщины. Да, это дерево или гипс, но осталось лишь мгновение, совсем чуть-чуть, и девушка вдруг оживет и станет только твоя, оживет для тебя и ради тебя. Когда она оживет, уже ты впадешь, в свою очередь, в сладкий обморок. Ты, конечно же, коснешься ожившей девушки (никто тебе в этом помешать не сможет). Ты вживую увидишь ее дивную грудь и открывшуюся промежность. Но это – мгновение спустя. А пока, на миг, ты застынешь в восхищении от случившегося чуда и сам, застывший, как бы превратишься в статую.

Collapse )