July 12th, 2016

Крым. 2015. 80

Не зря чувствовал одушевленность скал, нависших над Чеховским домком. Навстречу бежит И.  Торопится. Озабочена: «Игорь, спешила, но не успела, прости». Сердце взяла в руки нежность, разбуженная женой. Целую, бормочу: «Иди. Я подожду, поспрашиваю дорогу к стоянке катамаранов. Выйдешь из музея - пойдем на причал. Вдруг катамараны в дефиците, и нужно записываться. Послушай лектора. Мужик интересный, но, кажется, пьющий. На фотографию мертвого Антона Павловича не смотри. И не пытайся лезть по скалам. Ноги переломаешь».
Задумываюсь – то грусть наплывает, то радость. Скажите на милость, откуда такое расположение (нежность - цветок уходящей жизни) к человеку, с которым живу несколько десятилетий? Бывает ли нежность к Богу? Римские политтехнологи в первом веке нашей эры задумали божество сделать не жестоким, а милосердным. Со всех религий взяли понемногу, даже злобных божков типа Яхве приплели, но в центре - младенчик и непорочная мама. Группа древних мозгоправов, оценив эклектическое месиво, осталось удовлетворена содеянным. Один был евнух. Добавил последний штрих - посреди греха и римского разврата за намеренное уродство отомстил, воскликнув: «А давайте женщину сделаем и рожавшей, и непорочной. Уполовиним грех, как уполовинили мою мужскую сущность. Греховно все - и утехи с мужиком, и роды. Оставим роды. Утехи уберем. Мужа сделаем бедным, убогим. Никто и не подумает, что процесс исторжения на свет плода столь же греховен, как и совокупление. Поставим Риму проблему - языческое сластолюбие – христианская материнская невинность. Пройдут века, а люди будут ломать голову - как это, что это!»
Упадок человечества обозначен подобного рода задумками. Дальше - дорога под горку. «Золотой век» - не девятнадцатый. Он - в глухой истории Междуречья,  Египта. Атеисты разные бывают. Не признает грубых выдумок христианство, но уважает язычество. Десятки тысячелетий тянулись времена «примитивных» форм религиозного сознания. И там были сомневающиеся скептики. Не уверен в простом фетишизме - превращаешься в животное?
Вера в сверхъестественное одна сторона медали. Другая - неверие и скепсис. То есть процесс развития мыслительных форм, вырабатываемых мозгом. Схема работала - и сломалась с рождением идеи о непорочной девочке-матери. Перед этой нелепостью, на которую жадно набросилось человечество, спасовал здравый смысл, стало «усыхать» разумное начало. Истинный атеизм поселился в очевидном бесчувствии к греху, в умилении перед грехом. Один Иисус появился на свет столь необычно. А иные братья-сестры? Иосиф-плотник, хоть и дедушка, а дело знал, осуществлял  все грамотно. Нормальный человек не может не быть существом, отрицающим веру во Всемогущего. Христианство (в любой модификации) отравило веру, изничтожило мстительного, злого Бога или богов. Ему осталась нежность.
Нашел кривую тропку, бегущую вниз. Шли мужики, в промасленных комбинезонах, с черными от сальной грязи руками. На вопрос про катамараны работяги ответили, что идти нужно вниз: «Там - лодочная станция, моторные ящики. Идешь берегом, мимо волнорезов, - и выйдешь». Неожиданно дядьки одновременно развернулись в сторону железного гаража, из которого раздавался скрежет и звонкие удары по железу: «Ну, хватит, кончай балаган!» - грозно вскричали провожатые. Грохот и скрежет в притаившемся между кустов гараже немедленно прекратился. Появилась И.: «Чехов - мертвый. Игорь, как  страшно. Не умирай, пожалуйста!» - и заботливо взяла меня под руку. - «Ладно, - снисходительно пробурчал я, - еще поживу. Почему на нас нежность напала?» - «Просто мы - хорошие люди», - это слова И..
Спускаемся к морю. Идем долго, дорожка петляет. Средь деревьев совсем близко показывается берег. Вода теперь голубая. Между двух каменных стен протискиваемся на широкие дощатые мостки, край которых уходит под воду. Воздух, валуны, деревья, скалы стали желтоватыми, как бывает со снимками, сделанным на гэдээровской бумаге «ORWO». Стоит женщина в зеленовато-желтом платье, пожилая, рыжеволосая. Ее фотографирует дедушка в растянутых плавках. Волосатость дедушки поражает. Он ласково просит отойти, не портить кадр. Отходим. Неожиданно обнаженный фотограф чихает. Камера дергается. Мы: «Будьте здоровы!» Он: «Спасибо. Кадр испортил. Снимаю на пленку, по старинке. Цифра - не то». Тут неожиданно расчихалась фотомодель в зеленом. Но мы уже никому не мешаем.
 

Мелочь, но приятно

Подъехал грузовичок на Винокурова, 29. Из кузова стали раздавать дворовой малышне желтые шарики с надписью «Справедливая Россия», «Чупа Чупсы». Кое-кому достались и мячики. Детвора волнуется, кричит, радуется. Подтянулись родители, дедушки и бабушки. Тут уж гений вдохновения снизошел на Тамару Арсеньевну Манаеву. Речь ее была четкой, понятной, насыщенной. «Вот эта женщина говорит дело!» – заголосили собравшиеся. Мы с Сергеем Павловичем скромно стояли в сторонке. И радовались за нашего боевого товарища.



Между прочим

Между прочим, на Ахазова 2 задали вопрос: сколько правительство Медведева сэкономило на пенсионерах? Пенсию должны были проиндексировать на 13%, а сделали только на 4%. Кроме того, работающим пенсионерам пенсию вообще не индексировали. Ответил, что за период с 1 февраля 2016 года правительство Медведева сэкономило таким образом на пенсионерах 200 млрд. рублей, т.е. каждый пенсионер потерял по 6 тысяч.

Традиционно на "ура" ушли методички Тамары Арсеньевной Манаевой. Люди брали их и для себя, и для соседей, обещая всё им объяснить.

Мелочь, но приятно

В Вурнарах с распростертыми объятиями я и Тамара Арсеньевна Манаева были встречены Григорьевой Ниной Викторовной. Да и вообще вурнарцы молодцы: не унывают. Им в дома неделями не подают воду и требуют за это деньги, а вурнарцы отвечают: "А мы не будем платить. Вашу воду пить нельзя. Сначала добейтесь приемлемого качества воды, а уж потом гребите денежки".

Про капитальный ремонт послушали, конечно, но сказали Тамаре Арсеньевне: "Поучительное у вас выступление, но для нас оно не актуально. Что такое надувательство - нам хорошо известно. Мы за капремонт не платили и платить не будем".

Мелочь, но приятно

Сергей Павлович Семенов за словом в карман не полез: сказал, что будет праздник для рыбаков - и сделал его. После возвращения из Ядрина, я  раздобыл зонтик и важно разгуливал между людьми, пропахшими рекой и рыбой.