June 14th, 2016

Крым. 2015. 65

Героическая старуха. Видно, партизанила когда-то. И собака у нее верная. Прокурорским и судейским - плешь проела. А она не унимается - не курите возле моих дверей, не то перестреляю. Надоели людишки. И система, в которой они валандаются, опротивела. От старости своя-то жизнь неприятна, а уж молоденькие адвокатши и менты - и подавно. В начале жизни – энергия, стремление к чему-то большому, что зовется жизненной тайной. Первые неудачи. Множество неудач. Неважно - у глупых, умных. Ты гений, а судьба бьет тебя нещадно. Приходит время фортуны. Люди среднего возраста вихляются (писатели превращаются в сочинителей, работяги становятся быдлом), пытаются обмануть судьбу. Мелкая вещь - удача. Успокаивает ненадолго. Умные догадываются - все есть представление. Маска и есть сущность. Их – масок - много. Многосущностность. В среднем возрасте герои, которых еще не прихлопнула жизнь, начинают куролесить. Мужики крепко выпивают. Держатся мещане. Осторожность. Баланс между индивидуализмом и социальностью, который называется «разумностью».
Она - корень мещанства. Тут все, как у всех, только если обыватель умен, то все получается дороже. К старости многосущностность утомляет. Счастливый период - время «третьего» зеркала (вода - стеклянное зеркало) и, наконец, сон. Сон - прелюдия смерти. Самый мужественный человек во сне беззащитен. Там, в зазеркалье сна, героя валяют, мнут, меняют физическую сущность, превращают в вату, пластилин, облачко пара. Индивидуумами во сне все время манипулируют. Ужас сна в том, что открывается простое: немарионеток не существует, ниточки, за которые дергают, - невидимы, кто дергает - неведомо.
Нет личности, свободного человека - не будет и культуры. Но она-то не абсолютна. Творит ее гений, а гений - на невидимой привязи. Вот вам и мучение. Простой человек страдает глубже. Умный, да еще и обыватель, мучается оттого, что о чем-то догадывается. Простой человек - носитель чистой боли, поскольку не способен на простейшие предположения и предчувствия. Женщина, беззубая, с железными челюстями - где сточила она зубы, кто выдрал ей волосы, кто измучил душу? Мужика в погонах, адвокатшу в голубом, меланхоличного Арсена - всех ждет не просто смерть. Смерть - не самое страшное. А вот то самое, что и «Пастернака перепастерначит» (Ахматова), - страшнее: исчезновение иллюзий, ощущение несвободы, управляемость, чувство полной усталости. Некая замечательная женщина, некая великолепная верная собака - они бунтуют. Старушка в застиранном халатике, словно с гранатой, встает в полный рост перед тупым танком жизни. Система гранаты неважна. У бунтарки - бомбочка под названием «Не курить, суки, я сказала!»
Спускаемся к морю. В сердце горячо. Не могу успокоиться. Выходим к какой-то церквушке. Дверь закрыта. Заборы, увитые виноградом, а перед ними - аляповатая гостиница с претензией на нечто европейское. Попадаем в уютный переулочек «Партизанский». Серый двухэтажный дом с большими окнами. Среди зарослей, что укрыли стену, - мемориальная доска, сообщающая, что в доме 4/6 проживал Усатов, гласный Ялтинской городской Думы, тенор Императорских театров, единственный профессионал, который обучал Федора Ивановича Шаляпина певческому ремеслу. Сам Шаляпин частенько бывал в неприметном домике. Посещал Усатова композитор Глазунов, да и весь цвет музыкальных театров Москвы и Санкт-Петербурга. Напротив - Ялтинская коллегия адвокатов, а чуть ниже - недавно отреставрированный Русский драматический театр им. А.П. Чехова. Гастролируют из приезжих только Московский театр Российской Армии, деятели антрепризы, местные театральные коллективы. Церковка, между прочим, евангелистско-лютеранская, а вычурная гостиница называется «Палас».

Мелочь, но неприятно

В далеком детстве сыпал тонкой струйкой сахарный песок на асфальт. Старался, чтобы получилась какая-нибудь смешная рожица. Сбегались муравьишки на сладкое, и вот вам портрет черным.
Французы пристрастны к мелочам. Пастер открыл микробы, беллетрист Вербер описывает жизнь муравьев. А Рене Декарт разлагал на мелкие составляющие важнейшие сущности. Неудивительно, страна-то маленькая, бедная. Концертное шоу для стареющего Филиппа сварганил мелкий человечек мелкой страны. Насыпал сладенького, сбежались муравьишки – и вот вам чудовищный портрет Филиппа. Скорбное несоответствие - из людишек-точек рождается гигантская буква «Я». Б-р-р-р!

Между прочим

Между прочим, чем печальнее жизнь, тем больше цирка. Не успел уехать один – на смену спешит другой. Шоу дельфинов сменили представления медведей (праймериз). Не успели они отгреметь, как заехал цирк «Олимп». А клоуны-то в этом цирке грустные.

Деловая переписка

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики
И.Ю. Молякову


ОТДЕЛЕНИЕ ПЕНСИОННОГО ФОНДА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ) ПО ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ - ЧУВАШИИ

О пенсионном обеспечении Семенова Ю.В.

Отделение Пенсионного фонда Российской Федерации по Чувашской Республике - Чувашии (далее - Отделение ПФР), рассмотрев обращение Семенова Юрия Валентиновича, 30.05.1955 года рождения, сообщает следующее.
Collapse )