June 8th, 2016

Крым. 2015. 61

Автобус тащился по ущелью, под мостом, после крутого виража, тяжело взревев движком, выдрался на трассу Симферополь - Севастополь. Солнце - радостное, не тяжелое. Ветерок колышет затертые занавески. Море, за грядой леса, далеко внизу. Почти сразу начинается самое «вкусненькое», что есть под Ялтой - Никитский ботанический сад, Массандровский дворец. Пассажиры - местный трудовой люд. Женщина с маленькой девочкой. Старый мужчина-доброхот, что вел беседу с потенциальным «донбасцем». На задних сиденьях группа молодых людей в синих спецовках. Две семейные пары (одна из них - я с И.). Разумного вида дядьки, похожие на преподавателей техникумов, вели неспешный разговор о политике: «Крым не простят, - авторитетно заявляет один. - Американцы злые. Из-за ИГИЛа. Выходит из-под контроля». - «ИГИЛ - это Америка. Вроде саддамовские офицеры. Работы не стало - вот они затеяли этот ИГИЛ», - поддержал разговор другой. - «Американцы позже выгоду почуяли. Всю голытьбу, всех чокнутых по миру собрали. Это война такая с безработицей. Война смешанного типа. Армии - нет, а война идет, враг наступает. Покучковались месяца два-три - и домой. И дома - в Европах, да и у нас - воду начнут мутить», - это первый. - «Нам бы не надо, - это второй, - и санкции, и Путин хочет усидеть на двух стульях, да ресурса не хватает. А тут - ИГИЛ. К нам шатия-братия полезет. С нескольких сторон ударить могут». - «А тут, - это снова первый пассажир, - сунниты, за справедливость. Бедные всегда за справедливость. Если закрепятся в Сирии - тяжко будет. Потом Кавказ, Поволжье». - «Да, - подхватил разговор другой, - а там почти все сунниты. И у нас, в Крыму, - тоже. Если начнется война, по типу партизанской, - никого не выковыряешь». - «Почти как в Чечне. Но Чечню деньгами купили. Теперь Сирия с ИГИЛ вместо Чечни. Никаких денег не хватит. А в бой пацанов посылать - боязно. Начнешь войну - а как из нее выходить? Проиграет это дело Путин - привет! Все недруги внутри вгрызутся». Сосед: «Да еще наши враги, американцы, обвинят - не любим верующих мусульман. Эти мусульмане к нам, в отместку, и попрут. Беженцы опять же. Вот увидите: пройдет пара месяцев, и Порошенко америкосы деньги дадут с условием - бери к себе сотни тысяч арабов. Кстати, «Таврия» как сыграла?» Другой мужик: «С кем? Вроде, не играли».
На дядьках - древние сандалии на босу ногу, холщевые штаны на тонких ремешках, выцветшие голубые рубашки с погончиками. Малышка вертится на коленях у матери, хнычет: «Ну когда приедем, когда-а-а?» У И. лицо умиротворенное. Смотрит в морскую даль. У женщин настроение улучшается, когда обещана обновка. Я приготовил сразу две - штанишки к голубым с золотом танкеткам и сарафан - какой хочет. И мне хорошо сразу с двух сторон. Близкая война не трогает - снаружи море, горы, ветерок.
Водитель с чутким носом принюхивается к чему-то. Внутри - покой за жену. Жалко ее. Нервы измотаны, радостей мало. А сегодня - радость. Куплю платье самое лучшее, пусть и дорогое. Как говаривал Пикассо о своем творческом методе: «Я ничего не ищу, а нахожу». У меня - наоборот: ищу, ищу - не нахожу. А вот сегодня ответ на вопрос «А чего искал?» - ясен. Покой снаружи, приятность внутри.
Дядьки-теоретики подсказывают ответ про тотальную войну - она гибридная: информация, ложь, отдельные банды, агенты-призраки, дипломаты-тяжеловесы, санкции, контр-санкции. Чего не просчитывать, если есть компьютер, и вариантов просчитано множество. Подходы можно смешивать, перемещать. Время живых тел и крови закончилось. Нынче - манекены. Одну башку отрезал - другую надставил. Можно менять руки, ноги. Торговать натуральными органами и знаниями. Продавать все - информацию и дезинформацию. Устаешь бояться. Умираешь незаметно. Разлетаешься на частицы, и перед распадом выпадают моменты, когда несешься по зеленым горам, над синим морем. Рядом женщина. Звучат слова, а перед взором, в котловине, открывается белый город: «Где я?» - вырвалось само собой… «Богдан» пошел вниз и вскоре, фыркнув, уперся в перрон автовокзала.

Мелочь, но приятно

В Новчике, на Винокурова, 9 все мне знакомо. И люди приятные, интеллигентные. Говоришь об отвлеченных вещах (интервенция, провокация, предательство, Медведев, едроссы), а тебя прекрасно понимают. И продолжают: «Глаза бы не видели, надоели. Вместо баннеров починили бы лучше дороги». Многие вспомнили Тамару Арсеньевну Манаеву в роли Кармен. А Сергея Павловича припоминают в шапке с лисьим хвостом. И ни одного придурка (покрасьте нам лавочку, а больше ничего не нужно).



Деловая переписка

В Следственное Управление Следственного комитета Российской Федерации по Чувашской Республике

ЗАЯВЛЕНИЕ
о преступлении

Администрация города Чебоксары в лице заместителя главы администрации Маклыгина А.Ю. на протяжении 2-х лет официально препятствует Региональному отделению Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ в Чувашской Республике (далее -Региональное отделение) в полном объеме реализовать в городе Чебоксары своё конституционное право собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование.
Collapse )