May 14th, 2016

О любви - грустно

Я сойти хотел бы с теплохода
На туманной, замершей реке,
Чтоб не видеть бледного народа
На колесном, утлом сундуке.

Тут недолго - мне шагать полжизни.
Чуть утихнут всплески лопастей,
Демоны с глумливой укоризной
Скинут даму черную червей.

Слабым ходом, с сильным придыханьем
По пескам, слежавшимся за век,
Тяжко мне осилить расстоянье
Под названьем скучным: «Человек».

Пропадая из виду, немея,
Плоть густую стравливая в муть,
Легкой тенью плавая, болея,
Прибреду к тебе когда-нибудь.

Вот и лодка брошена худая.
Но, коль странный путник невесом,
Заскольжу стремительно, играя
На корме оставленным веслом.

Станет смутно видеться иное -
Лес прибрежный, в инее луга.
Дрогнет полог пыльного покоя,
Тихие укроет берега.

Завывая жалобно, прощально,
Теплоход, как женщина, всплакнет.
Тишина затопит все, печально
Тень твоя над лодкой проплывет.

Челн осядет, будто бы споткнется,
Набирая воду, закружит…
Я тебя увидел, и прервется
Жизнь моя, остынет, отболит.

Мелочь, но приятно

12 мая сильно похолодало. С Тамарой Арсеньевной замерзли как собаки. Но народ узнает. Сергей Павлович, традиционно: «А вот это Моляков. Знаете Молякова? И вышедшие уверенно: «Знаем». «Вот видишь, - горячо шепчет Сергей Павлович. – Иди по Новочебоксарску, точно выиграешь». Я: «Чего выиграю?» Семенов: «Сам знаешь, чего».



Заметки на ходу (часть 212)

Мои черно-белые предпочтения почувствовал Степняк. А для этого дела самый подходящий Иоганн Себастьян Бах. Его четкость, строгость и пунктуальность лежат в основе его музыки. Страсть рвется от композитора, но из жерла, сконструированного по-немецки строго и четко.
Кто был Бах в музыке, кто всех ближе в области математики, физики, астрономии? Да, и Кант, и Гегель - из его команды. Шеллинг – нет. Но ближе всего к Баху были, конечно, Фихте и Лейбниц, особенно Лейбниц. Они – духовные братья. Студентом читал Фихте и Лейбница, а на моей «Радиотехнике» тихо звучала музыка Иоганна Себастьяна Баха. «Органная месса» в исполнении Амадеуса Веберзинке. «Страсти по Иоанну» и «Страсти по Матвею». «Страсти по Иоанну» были записаны Мюнхенским Баховским хором и оркестром под управлением Карла Рихтера.
Collapse )